Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Тут из-за дома

Тут из-за дома на поляне возникла небольшая фигурка и стала стремительно к нам приближаться. Человек был седо-рыж, он перепрыгнул через хаха и очутился возле нас. «Вот и коваль!» — воскликнул Гриша.
—                                             Лорд Лэнгфильд,— в один голос произнесли управляющий и наш босс.
Прежде чем ответить на приветствие его светлости, я заметил, как на лице Гриши, смотревшего во все глаза, явилось выражение недоумения и даже обиды. Он с растерянностью встретил рукопожатие человека, который вел себя запросто, а между тем звался «лорд Лэнгфильд».
—                                               Как я рад, черт возьми, что вы нашли время заглянуть ко мне,— с азартом говорил лорд Лэнгфильд.— Хозяин ваш молодец, что привез вас. А вы молодцы, что приехали с рысаками к нам в Англию. Нам надо, надо поднимать у себя рысистый спорт. А Россия классическая страна бегового дела. Граф Орлов покупал для своего завода лошадей герцога Камберлендского. Долг платежом красен!
И тут же тень набежала на лицо лорда Лэнгфильда. Листва прошелестела над нами. Лорд Лэнгфильд взмахнул руками. Весь двор стал театром. Под деревом зеленым был произнесен монолог.
—                                             Ах, слишком много нашей же породной крови утекло за океан!
Вывоз племенных английских жеребцов в Америку принял размеры бедствия. «Коня, коня! Полцарства за коня»,— теперь это надо понимать буквально. Англичане пробуют вернуть утраченное, пытаясь купить потомков тех знаменитостей, которых сами же легковерно выпустили из рук. Не тут-то было! В самом деле, не меньше королевства стоит каждая из таких лошадей. Цены взвинчиваются до миллионов.
—                                             А ведь это все наше, наше! Семнадцать ведьм на дышло! — заключил президент Рысистой Ассоциации свою речь, а семнадцать ведьм и одно дышло — это, как пояснил нам позднее управляющий, ругательство старинное, чуть ли не пятнадцатого века.
—                                                  Мне очень жаль, что я почти ничего не могу вам показать в имении,— с еще большим азартом продолжал Лэнгфильд,— эти похоронные почести, будь они прокляты.
Он сделал рукой «фыоть!».
—                                                  Дешевле жить, чем умереть!
—                                                 Но у вас, сэр, здесь мы и так видели много интересного. У вас как в «Томе Джонсе»...
—                                                  Что? «Том Джонс»? Ха-ха-ха, черт возьми, семнадцать ведьм! — и лорд Лэнгфильд чуть было не покатился по земле, как это делал Гриша, если только удавалось его как следует рассмешить.

Эта история Но сейчас воскресни  И действительно У Тайфуна  Мы свернули в ворота  Но Гриша сурово посмотрел  Конюшенный двор  Всеволод Александрович Но резвый прием сказался Позиция наблюдателя 

Реклама на сайте: