Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

И только в самые последние годы

И только в самые последние годы его призовой карьеры счастье сжалилось над прославленным мастером, улыбнулось ему, и он взял Дерби на Былой Мечте. В силу совпадения получилось так, что и конный завод, которому принадлежала Былая Мечта, никогда прежде не удостаивался Дерби, приза призов. По решению администрации завода победительницу захотели увековечить в бронзе при жизни. Для этого на завод вызван был Гарик К., и он поставил там памятник. Правда, не обошлось без творческих дискуссий. Дело в том, что в приемочную комиссию включен был Валентин Михайлович, и он произнес разгромную речь примерно в таком духе: если индивидуальность выдающейся кобылы схвачена вполне удовлетворительно, то все же не переданы фамильные черты, которые указывали бы на происхождение Былой Мечты, на ее семейпую связь с несравненным Сметанкой! На этом основании Валентин Михайлович категорически отказался поставить свою подпись под актом приемки памятника, говоря, что он не может подписаться под собственным смертным приговором, ибо потомство не простит такой оплошности, такой элементарной, как он выражался, иппической безграмотности. Не знаю, как уж они там обошлись без подписи эксперта, только Гарик приехал из завода взбудораженный и сказал:
—                                              У них дальше Аничкова моста и коробки «Казбека» вкус не развивался 1.
Впрочем, Былая Мечта оставалась памятником самой себе, она здравствовала — и вот пережила своего великого тренера.
Мы прибыли на ипподром в самый разгар организационных разговоров о том, как отдать похоронные почести Башилову. Главное, какого коня вести за гробом? Как павший воин на лафете, наездник принимает свой последний старт на повозке. Следом ведут лучших его лошадей. Как быть в данном случае? Былая Мечта значилась безусловным претендентом. Но где эта Былая Мечта? И сколько ей лет! По человеческим меркам, которые в четыре раза превышают машиныные, она в свои двадцать была восьмидесятилетней старухой. Везти кобылу за тридевять земель, а она, того и гляди, сама падет по дороге.
—                                                Квант,— сказал директор ипподрома,— пусть идет Квант.
Квант (рыжий, во лбу бело, левая задняя до плюсны
тоже бела), он, конечно, крэк — выиграл Дерби этого года, как раз перед нашим приездом. Но при чем здесь Ба-шилов и Былая Мечта?
—                                                В таком случае,— заявил Валентин Михайлович,— я отказываюсь принимать участие в этой кукольной комедии!
Мнения разделились. Младшее поколение наездников не видело ничего ужасного в том, что поведут Кванта. Мне тоже так казалось, но я все-таки спросил Катомского, так ли уж это нарушает обычаи?
—                                             Друг мой,— отвечал маэстро,— это просто профанация, а не похороны.

Прислушиваясь, как Родион ест Установилось ночное небо Один взгляд оказался  Стало торжественно Когда мы пошли И он рассказал Говорить в таких случаях  Прямо против ипподрома  Путь к вершине Скоро, совсем скоро  

Реклама на сайте: