Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Как объяснить вам основные трудности троечной езды

   Как объяснить вам основные трудности троечной езды? Вот один из наших космонавтов, когда спросили у него об ощущениях во время старта, ответил: «Все равно что на тройке». Космонавт этот, сын зоотехника, вырос на конном заводе, так что вполне мог отвечать за свои слова. И если воспоминание о тройке выдерживало даже космические перегрузки, то что уж говорить о двенадцати-копытном трехгривом вихре, несущемся пусть в условиях земного притяжения, зато без руля и без вожжей,
«Но как же ездили прежде?» О прошлом забудые. Никто и никогда не ездил на таких лошадях и с такими скоростями, как мы сегодня. А то, что вы о лошадях читали,— неправда. «Машиныные истории» создаются по всем правилам мифотворчества. Как в легендах и преданиях совмещаются в один день столетия, так и на «машиныных
портретах» черты многих соединяются в одном... как бы это сказать... лице. Серебристая грива, как у того мустанга, что видели в штате Монтана, черная полоса па спи-не — таков был «гроза табунов» из Айдахо, на левой задней белая отметина — из Орегона, и все эти признаки людская молва присваивала одному коню, и вырастал конь-герой, который, совершая богатырские подвиги, пересекал континенты.
   А вот сопоставив документальные данные, можем мы убедиться: давно нет почтовых дилижансов, воспетых Диккенсом, нет ямских троек, о быстроте которых рассказывают былинные чудеса, и соперники ветра, степные аргамаки, попадаются разве что на выставках, но если бы в самом деле машина времени доставила нам из прошлого легендарных четвероногих героев, как доставляют теперь морские корабли и воздушные лайнеры лошадей прямо к старту, и встретились бы они все на ипподроме действительно в одном призе, то уже пришлось бы поглотать им, этим легендарным лошадям, пыли из-под копыт современных крэков1, которые оставят сзади, далеко за флагом, какого угодно сказочного Сивку-Бурку!
   И неужели вы думаете, что для демонстрации в Америке выбрали тройку — какой-нибудь второй сорт?

Таков был наш Иван Михайлович Однако не в океане На реке сумятица льдов и кораблей За нашим кораблем Конечно Некоторое время я тянул Долго терпел он Так говорил ковбой Наш Старик был истинно стар Мартин Тернер 

Реклама на сайте: