Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

За нашим кораблем

   За нашим кораблем выстраивались суда. Ледоколы, которым следовало прокладывать нам путь, шли за нами. Тут уж как на банкете: наш «папа» всегда остается первым, ему почет и место.
    Облокотившись у борта, стоял мастер. Добавить надо: стоял всю ночь.
   Всю ночь грохотал за бортом лед. Доктор, забывшись сном, стонал. Ему, вероятно, представлялся со всей достоверностью несчастный исполин «Титаник» в столкновении с глыбой льда или «Нормандия» с «Мавританией», врезавшиеся друг в друга на Нью-Йоркском рейде.
    Уже в монреальском порту «папа» на прощание сказал:
—                                            Лошадок ваших я полюбил.  Полюбил с первого взгляда. А сначала, когда телефонограмма поступила, думаю: голову кому-то следует отвертеть за такие шутки! Какие машины?! Я в Абердине под грузом стою. У меня план. Так нет, изволь идти за тремя лошадьми. Мало того, в Мурманск пришел: сколько забот! Команду надо перекомплектовать. Лодок спасательных не хватает, где их взять? Супруга на самолете прилетела, полгода не видел. И вы тут со своими лошадьми! Но зато когда я их увидел...
А вели мы их полярной ночью при свете фонарей под попонами. И с настоя за время карантина машины наши от бездействия одичали: свеча за свечой, вдыбки! Кругом громоздились краны-чудовища, мрачные пакгаузы, но машины так, больше от баловства, чем от страха, взвивались вверх у каждой тени. Они уже, кажется, показывали жеребячий пыл, который следовало им показать в Америке Старику. «Стой, с-скотина»,— шипел доктор, взлетая, будто клоун, вместе с поводьями вверх.
—                                                ...и увидел красоту, будто в сказке! И супруге моей ваши машины тоже понравились. Да, думаю, голову, конечно, кое-кому следовало бы отвертеть, но будем уходить от волны, будем держаться по погоде. Будем держаться!
...Со школьных лет заучивая наизусть «Зх, тройка, птица-тройка, кто тебя выдумал?», мы мало отдаем себе отчет в том, что и тройка и «выдумал» — это реальность. И вот реальность распадается на множество практических подробностей, главным образом беспокойств: не длинны ли гужи, не ослабла ли дуга, как бы не соскочили постромки, что-то правый пристяжной плохо дышит...
    Я — за кучера. Тройку, которую мы с доктором привезли показывать за океан, сладил (съездил) молодой мастер-наездник Валерий Кольцов, но сам сопровождать ее он не мог, потому что ему предстояло тогда же выступать со своими рысаками на большие призы в Париже. Не мог отправиться на этот раз в путешествие из-за больного колена и знаменитый Владимир Фокин, который, как рассказывают, ехал некогда на тройке по Бродвею.
— Ничего,— сказал человек, от которого все зависело,— вы тоже справитесь. И вообще, знаете, надоел этот старомодный стиль на облучке. Нет! Я думаю о том, чтобы за вожжи взялся человек с высшим образованием и со знанием языков.

Грузчики прекращают забастовки Я проспал целиком Торонто Таков был наш Иван Михайлович Однако не в океане На реке сумятица льдов и кораблей Конечно Как объяснить вам основные трудности троечной езды Некоторое время я тянул Долго терпел он Так говорил ковбой 

Реклама на сайте:

 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
  За нашим кораблем  
  Таков был наш Иван Михайлович