Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Что новенького

—                                        Что новенького, Иван Иванович? — спросил у него комбат.
—                                      Да вот,— улыбнулся Журавлев,— специально отпросился у подполковника Зубарева, чтобы Новый год встретить в первом батальоне.
—                                            Славно,— одобрил Алексеев.
Вскоре мы пошли с агитатором полка по ротам и взводам — потолковать с солдатами, поздравить с наступающим Новым годом, поделиться свежими новостями. Их у Ивана Ивановича, как всегда, был целый ворох.
Сопровождать майора Журавлева для меня всегда было большим удовольствием. Я по-хорошему завидовал его способности просто, часто с шуточками-прибау-точками, излагать самые сложные вещи. Слушая его, я учился умению пользоваться словом, перенимал приемы работы с людьми.
В 1-й роте, расположенной на крайнем левом фланге, сразу же завязался живой общий разговор. Когда мы пришли, солдаты полукругом сидели перед парторгом Николаем Федоровичем Носыровым.
—                                            О чем беседуем, орлы? — спросил Журавлев, пристраиваясь рядом с бойцами.
—                                            О доле солдатской, товарищ майор,— откликнулся Николай Федорович.
—                                            Это в каком же смысле?
—                                              Нелегкая она у нас,— произнес Ноеыров.— Столько перенесли —помыслить невозможно! Путь такой прошли— не измеришь. Снега плавились, реки паром исходили, а мы все шли да шли. И вот пришли едва ли не к порогу фашистского логова...
—                                              Верно,— кивнул майор, с любопытством глядя на собеседника.
—                                             Вот и я говорю,— продолжал Ноеыров,— что это уже само по себе—огромное счастье. Для тех, конечно, кто жив остался,— добавил он после короткой паузы.
—                                             Конечно, война — жестокая штука,— вмешался в разговор старший лейтенант Иманов.— Не всем суждено вернуться домой. Но дело наше — правое, и ради него надо стоять неколебимо, даже ценой жизни. Священно это для нас.
—- Правильно говорит ваш командир,— как бы подвел итог майор Журавлев.— И доля у вас, в самом деле, счастливая: не только свой народ, но и соседей из неволи вызволить. А что касается жизни, то беречь надо друг друга в бою.
Поздравив бойцов с наступающим Новым годом, мы двинулись дальше, во 2-ю роту.
— А ведь вы с Носыровым — самые настоящие ветераны-полка,— заметил Журавлев по дороге.   •
—                                          Да, это так. Я прибыл в полк в октябре 1942 года, а Николай Федорович — еще раньше. Только мало нас, из первого формирования, осталось.
—                                          Да, сколько бойцов сменилось в полку... И не один раз,— с грустью согласился Журавлев.— Сколько погибло... А какие ребята были! И из офицеров-ветеранов полка остался, пожалуй, только майор Козловский. Остальные все новые. Близка победа, но какой ценой оплачена!
Больше, пока не пришли во 2-ю роту, мы не проронили ни слова.


Действия нашей дивизии  В Молдавии  B лесах Наконец остановились Маршал приветливо поздоровался Командовал ротой  Когда я 14 января 1945 года  Сволочи В состав отряда  

Реклама на сайте:

 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
  Что новенького  
  Штурмовой отряд