Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Минут тридцать

Минут тридцать все грохотало вокруг. Наконец, разрывы смолкли. Стряхивая с себя штукатурку и осевшую пыль, мы потянулись к растрескавшимся окнам. От недавно наседавших на нас фашистов не осталось и следа: одни погибли, другие отступили.
В этот день гитлеровцы больше не решились нас атаковать. И ночь прошла спокойно. Немецкая сторбна молчала, будто вымерла.
Утром не успел я обойти все окопы, как послышался могучий, нарастающий рокот моторов. Это приближались наши танки! Вслед за ними появились подразделения соседних батальонов.
Вскоре   подъехал   и   командир   полка полковник
Гринев.
— Товарищ полковник,— доложил Алексеев,— первый батальон боевую задачу выполнил.
Голос майора из-за контузии дрожал, едва был слышен на расстоянии трех-пяти метров. Сам он еле держался на ногах от усталости, голода и бессонницы. В таком же состоянии были и остальные десяток с небольшим человек, которые остались в строю от нашего
батальона.
Полковник Гринев, замполит полка подполковник Зубарев, офицеры штаба по очереди обняли Алексеева
и меня.
— Молодцы!
^— Выстояли до конца! ¦¦ "      -'   .,...-.,.       ...
•— Сражались как герои!-^ поздравляли нас старшие боевые товарищи.
Полковник Гринев, остановив взгляд на руинах дома, кивнул:
—                                           Это здесь?..                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                              ; Мы все поняли, о чем спрашивал Первый.
—                                        Да, здесь в подвале,— устало и как-то отрешенно, словно это его не касалось, ответил комбат.
—                                           «Вызываю огонь на себя» — как это вы решились?— медленно, словно раздумывая, смог ли бы он так поступить, спросил полковник Гринев.
—                                              Был приказ — держаться,— с той же отрешенностью ответил комбат.— Вот и держались. Это был последний шанс.
За бои на плацдарме у реки Одер были награждены орденами и медалями все бойцы и командиры 1-го батальона 1008-го стрелкового полка. Комбат майор Модест Алексеевич Алексеев и я были удостоены высокого звания Героя Советского Союза. 1008-й и 1010-й стрелковые полки 266-й стрелковой дивизии за массовый героизм были награждены орденом Суворова III степени.


Нужно было перевязывать раны Стала работать  Зайду попозже В этот момент  Вскоре после отражения  Трудно передать  В районе  Что хмуришься? Как себя чувствуешь? Однако о быстром  

Реклама на сайте:

 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
  Минут тридцать  
  Командовал ротой