Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

В районе

В районе северо-восточнее Берлина формировалась армейская группа «Штейнер», которая должна была нанести удар во фланг войскам Ьго Белорусского фронта, Сюда же перебрасывались отборные части морской пе* хоты.
Кроме того, проводились «специальные мероприятия» по обороне Берлина. Город делился по окружности на восемь секторов обороны. Кроме них, имелся еще особый, девятый сектор, охватывавший центр Берлина, где находились правительственные здания, Имперская канцелярия, гестапо и рейхстаг.
На непосредственных подступах к городу создавались три рубежа обороны: внешняя заградительная зо* на, внешний оборонительный обвод и внутренний оборонительный обвод. На улицах самого города строились тяжелые баррикады, противотанковые заграждения, завалы, бетонированные сооружения. Окна домов укреп* лялись и превращались в бойницы» *.
Наступило 15 апреля. В полночь подполковник Зубарев вызвал к себе в блиндаж майора Ивана Ивановича Журавлева, комсорга полка младшего лейтенанта Константина Громова и меня, к тому времени — парторга полка.
— Ну как, заждались? — спросил он, едва мы переступили порог.— Выступаем! Получен приказ! Вот обращение Военного совета Первого Белорусского фронта ко всем воинам.— И он протянул каждому по листку бумаги.
Мы прочитали:
«Боевые друзья! Пришло время нанести по врагу последний удар...
Пришло время вызволить из ярма фашистской неволи еще томящихся в ней наших отцов и матерей, братьев и сестер, жен и детей.
Пришло время подвести итоги страшным злодеяниям, совершенным гитлеровскими людоедами на нашей земле, и покарать преступников. Пришло время добить врага и победно закончить войну.
...Славой наших побед, потом и своей кровью завоевали мы право штурмовать Берлин и первыми войти в него, первыми произнести грозные слова сурового приговора нашего народа немецким захватчикам... Стремительным ударом и героическим штурмом мы возьмем Берлин... За нашу Советскую Родину! Вперед, на Берлин!»
Прочитав этот документ и взглянув друг на друга,
мы увидели, что глаза наши загорелись вдохновением, жаждой последней решительной схватки с врагом.
Затем замполит полка распределил нас по подразделениям. Меня направил в 1-й батальон.
—                                        Майор Алексеев просил,— сообщил он.
Решив остальные вопросы, отправились заниматься своими делами. Прежде всего вместе с Громовым собрали все партийные и комсомольские документы, сдали их в спецчасть для хранения. Времени на это ушло много.


Зайду попозже В этот момент  Вскоре после отражения  Минут тридцать  Трудно передать  Что хмуришься? Как себя чувствуешь? Однако о быстром  Николай Эрастович  Штурмовой отряд  

Реклама на сайте:

 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
  Есть, товарищ майор  
  Однако о быстром  
  В районе