Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Были и попутные подводы

Были и попутные подводы. Одна пароконка, обогнав меня, остановилась.
—                                             Куда путь держишь,   сынок? — поинтересовался усатый возчик, окидывая меня взглядом.
—                                              В Кичи-Джаргылчак.
—                                              Сам издалека?
—                                         Да.
—                                             Вижу,— кивнул возчик.— Непохож ты на здешних аилчан. А что там делать собираешься?
—                                           Учитель я.
Говорить не хотелось — настолько устал. Но попро сить подвезти хотя бы чемодан не позволял характер
—                                             Слышь, парень, не будь таким робким,— усмех нулся возчик.— Давай-ка сюда свою поклажу, а мы тобой пойдем пешком. Еду из райцентра в Чон-Джар гылчак, к лесорубам. У меня груз для них, и довольн тяжелый. А не то оба бы сели.
Положил на повозку чемодан и котомку. На душе сразу стало веселее, хотя солнце по-прежнему припекало нещадно, а едкая дорожная пыль мешала дышать.
Возчик то сыпал вопросами, то рассуждал вслух.
^- Совсем обезумел германец,— проговорил он, вздыхая.— Мирных жителей убивает, детей, стариков, жжет села и города. Бывали и раньше войны, но такой...— Немного помолчав, он добавил: — На любую бешеную собаку палка найдется, так что одно могу сказать, сынок: германец будет разбит, попомни мои слова. А ты где учился на учителя? — круто сменил он тему.
—                                             В Пржевальске.
—                                           Родители есть?
—                                           Есть.
—                                             Сколько же тебе лет? Уж больно молод ты для учителя!
—                                        Девятнадцать.
—                                            О-о, призывной возраст. Почему   же   ты не на фронте?
—                                            Придет время — призовут,— ответил я не без др-ли смущения. О том, что у меня белый билет, дающий освобождение от воинской обязанности, говорить не хотелось.
Возчик, видимо, тоже уставший, наконец замолчал. Сил хватало уже только на то, чтобы машинально переставлять натруженные ноги. Даже мыслей в голове никаких не мелькало.
Через некоторое время показался аил. Поблагодарив возчика, я взял свои вещи и направился в селение.


Изучение языка  Увы, так оно и было  Об этом думал я Когда я закончил Отец пас скот Директор школы  А как взволновал  Зима Ночью 3 марта  Вскоре все начали выходить 

Реклама на сайте: