Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

А как взволновал

А как взволновал всех подвиг воинов 316-й стрелковой дивизии, которой командовал генерал-майор Иван Васильевич Панфилов. Среди героев-панфиловцев были и воины из Киргизии: Дуйшенкул Шопоков, Николай
Ананьев, Григорий Конкин и другие. Их короткие биографии мы пересказывали друг другу с гордостью, смешанной с горьким чувством: такими молодыми ушли они из жизни в бессмертие!..
Светлым, солнечным лучом сверкнула над нашим побелевшим от снега аилом весть о разгроме немецко-фашистских войск под Москвой.
— Теперь бешеные фашисты будут раздавлены,— радовался старик Артыкбай, сторож школы.
Сбывавшиеся надежды прибавляли сил взрослым, оживляли глаза и лица не по-детски повзрослевших детей. Они охотнее стали учиться, а когда затевали ребячьи игры, мы их не останавливали. Пусть хоть на какие-то минуты забудут о горе и слезах. Слишком больно было видеть, как дети иногда становились, словно маленькие старички. Война забирала не только их отцов и братьев, она забирала их детство.
На стене учительской висела большая географическая карта СССР. На ней мы ежедневно отмечали положение фронтов.
Директор школы Мукай Расулов хорошо знал русский язык, читал газету «Правда» и каждую субботу информировал старшеклассников о событиях на фронтах, рассказывал о героях. Старшеклассники помогали нам — учителям — знакомить с последними событиями жителей аила.
Особенно поразил всех рассказ директора о подвиге капитана Гастелло. Расулов так живо и взволнованно говорил о герое, что мы слушали, затаив дыхание. Наш директор был замечательным учителем и замечательным человеком. Он стал для меня еще одним преподавателем русского языка. Я все чаще брал у него газету «Правда» и старался хоть заметку в день прочитать на русском языке. Что непонятно было — спрашивал у Мукая Расулова. Иногда пересказывал ему содержание прочитанного, а он проверял, все ли я правильно понял.
В 1943 году Мукай Расулов был призван в Красную Армию и в следующем 1944 году пал смертью храбрых. Но и теперь, когда я бываю в аиле Кичи-Джаргылчак, мне все кажется, что вот-вот увижу среди прохожих своего незабвенного товарища.


Об этом думал я Когда я закончил Отец пас скот Были и попутные подводы Директор школы  Зима Ночью 3 марта  Вскоре все начали выходить По каменистой дороге  Поезд набрал скорость 


Реклама на сайте:

 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
  Советская страна