Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Эта история

Чтобы уж все было ясно относительно Якова Петровича, разыгравшего историю с подложной лошадью, я скажу здесь все, опираясь на разыскания Валентина Михайловича.
Эта история, известная нам по «Изумруду», сплела в узел лучших наездников, именитейших коннозаводчиков, первостатейных проходимцев и, уж как водится, прекрасных лошадей. Машины, понятно, были самой пострадавшей стороной, что дало Куприну идею классического рассказа. «Зачем, зачем вы, люди злые...» — люди в рассказе на втором плане, психология—«машиныная». Эта сторона заинтересовала Куприна. Но была и другая.
То был узел, в котором сплелось буквально все, начиная со спорта и кончая сословными интересами. Какой Куприн! Тут мог бы развернуться роман, достойный Достоевского. «Общественное значение этого бегового дела выходит далеко за пределы этой судебной залы»,— говорил адвокат, когда дело дошло до дела, до суда, заседавшего в течение многих дней прямо на конюшенном дворе.
Этот же адвокат, один из самых модных, и был готовым персонажем для Достоевского: либеральный краснобай, еще вчера защищавший «свободу совести», он витийствовал от имени отъявленных жуликов.
Впрочем, если бы это были всего-навсего жулики, хотя бы и крупные, их все-таки пришлось бы покарать. Но в Дело о рысистой породе была замешана правящая элита, возомнившая себя безнаказанной. И мало того, что нанят был популярнейший адвокат, одно только имя которого как бы свидетельствовало в пользу «справедливости», но были закуплены все, начиная с правительствующего сената и кончая священником, местным батюшкой, который клялся и божился, что знает эту лошадку с ее малых лет.
А лошадь все-таки была подложной. Это был американский рысак, серый — среди   американских   рысаков
редкость, что и подало изобретательным людям мысль выдать его за орловца и с заниженным рекордом. Поэтому он в слабых компаниях легко обыгрывал соперников, загребая приз за призом. Практическими исполнителями аферы были люди невидные, вроде Якова Петровича, и они мастерски замели следы. Но суть была, конечно, в сознании своей неподсудности главными воротилами. Спортсменская солидарность, которая всеми силами держала единый фронт от конюшни на Старой Башиловке до конного завода штата Огайо, пытаясь в борьбе с подкупом действовать фактами и аргументами, была сломлена. И хотя свидетели прибыли даже из-за океана и тренер-американец, знавший этого рысака действительно с колыбели, с закрытыми (буквально) глазами подтвердил показания выдающегося нашего наездника Афанасия Пасечного, ничто не убедило суд.

Теперь это, разумеется, вне закона Мерин, рыжий с лысиной Наши машины Следом за Хыо мы полезли через забор Однако нельзя сказать, чтобы он сам, букмекер Но сейчас воскресни  И действительно У Тайфуна  Мы свернули в ворота  Тут из-за дома  

Реклама на сайте:

 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
  Эта история