Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Мерин, рыжий с лысиной

Мерин, рыжий с лысиной, представлявший собой в некотором роде машиныный универсал, потянулся к нам обвисшими губами. На вид ему было лет пятнадцать, что по человеческим меркам будет все шестьдесят. Мерин, видно, хотел бы сахара. Хозяин, однако, ничего ему не дал, а только отвел его морду рукой с почтительной осторожностью, как и требовали того исключительные дарования ветерана.
—                                                Еще я вам покажу,— не унимался боксер,— осла. Настоящий марокканский осел!
Мэтр, еще недавно поносивший нас с Гришей за взгляд, один только взгляд, брошенный на пони, теперь осматривал осла, будто это была идеальных форм лошадь.
—                                                Ну, как осел? — обратился к Всеволоду Александровичу Гриша.— Хорош по виду?
Наконец сели мы в машину. Хозяин отвлекся к приемнику, и раздалось:
Хвалю тебя за то, что ты побли-и-зости!
Это звучала «Кэролайн», радиостанция пиратская, вне закона.   ,....„,                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                           •                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                    ........
...«Кэролайн» находилась на корабле, который держался в трехстах милях от берега. Все время. Иначе арестуют. А триста миль — вне закона.
Когда подходили мы к туманным берегам Альбиона, то видели где-то вдали судно не судно, плот не плот. Капитан поглядел в бинокль:
— Это «Кэролайн».
И как только устроились мы на ипподроме, в первое же утро пришел молодой наездник Джон, принес транзистор, поставил его на землю возле денника, и бодрый голос провозгласил:
« Это « Кэролайн»!»
Все тогда слушали «Кэролайн». Даже рыжая Лагрет-то, возле «бокса», в который Джони имел обыкновение помещать транзистор, тотчас высовывала голову и тянулась мордой к черному ящику, едва только раздавалось:
Хвалю
тебя
за то, что ты
побли-и-зости!

И они еще спрашивают Так жили мы в последнем повороте Он, разумеется, корифей Отец трех взрослых сыновей Теперь это, разумеется, вне закона Наши машины Следом за Хыо мы полезли через забор Однако нельзя сказать, чтобы он сам, букмекер Эта история Но сейчас воскресни  

Реклама на сайте:

 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
  Мерин, рыжий с лысиной