Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Теперь это, разумеется, вне закона

Теперь это, разумеется, вне закона. Только в Англии не во всех графствах действуют спортивные законы, и вот там, где сила законов кончалась, скажем, в Йоркшире, наш новый друг проводил жуткие бои. Когда мы поинтересовались, есть ли у них все-таки правила, Хью только рассмеялся. А в ответ на вопрос, дерутся ли только руками, закатал штанину до колена — с трудом. Штанину закатать было трудно потому, что узка была для бугристого образования величиной с детскую голову на месте икры. А как часто приходится драться? Нелегальный чемпион сказал: «Пока не получу достойный вызов». В ожидании вызова Хью держал при себе бесформенно-огромного человека, величиной с хороший шкаф, которого тузил по утрам до второго завтрака, а после второго завтрака и до вечера он, как и Дик Дайс, пропадал на ипподроме.
—                                             Покойник Кащеев! Покойник Кащеев! — не мог на него наглядеться Катомский.
—                                               Нет, ты пойми правильно,— рассуждал маэстро,— дело не в сходстве. Сходства никакого! Он своим взглядом на лошадь и на меня самого напоминает мне Кащее-в&- Как тот на отца моего взглядом газели глядел и просил: «Александр Всеволодович, дозвольте взойти и лоша-Док ваших взглянуть. Я их и дыханьем своим не обеспокою». Был этот взгляд на лошадь, брат ты мой, был! Музыка, туш! Земля дрожит. Публика трепещет. Сам Под-Дубный подумывает, не уклониться ли ему от схватки с Кащеевым, а этот всеобщий кумир у порога конюшни про-Щения просит. И какие, брат ты мой, люди за честь считали не то что погладить, а так только, рядом постоять и посмотреть. Каждый из нас имена этих людей произносит с благоговением, а они — «Разрешите только взглянуть!»
Ты это и в «Анне Карениной» найдешь: «Всех из конюшни вон! Нечего лошн тъ перед призом нервировать!» А теперь, ты сам убедился, так и лезут, так и лезут, безо всякого трепета, с расспросами да с ласками. А вот откуда у этого британского костоправа такая деликатность взялась во взгляде на лошадь, кто знает, но я, когда встречаю его, молодость вспоминаю, и видится мне через него и Кащеев, и сам Лев Николаевич, и на душе становится тепло.
Боксер пригласил нас на рыбную ловлю, узнав, что наш мастер, кроме того, еще и рыболов, хотя и непотомственный. С трудом найдя подмену — за лошадьми смотреть, мы поехали, но в действительности рыба — это был только предлог. Прежде всего мы приехали в какое-то хозяйство, где Хью держал пару лошадей, и ему хотелось, чтобы мэтр осмотрел их.
—                                              Сейчас,— говорил кулачный боец, необычайно воодушевляясь,— я покажу вам кобылу. Она третий раз подряд жеребит двойню!
—                                               А вот,— продолжал нелегальный боксер,— мой мерин. Может бежать и рысью и иноходью. Его испытывали и в экипаже и под седлом.

Вот машины местные  И они еще спрашивают Так жили мы в последнем повороте Он, разумеется, корифей Отец трех взрослых сыновей Мерин, рыжий с лысиной Наши машины Следом за Хыо мы полезли через забор Однако нельзя сказать, чтобы он сам, букмекер Эта история 

Реклама на сайте:

 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
  Теперь это, разумеется, вне закона