Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Сначала старался ответить

Сначала старался ответить на каждое письмо, но, когда мы пошли в наступление, убедился, что это невозможно. Передышки выпадали редко, да и то кратковременные. Во время их не то что на письма ответить, даже вздремнуть не всегда удавалось.
...Однажды во время привала я бросил под голову вещмешок, прилег под кустом и сразу погрузился в тяжелую дремоту.
—                                              Где Усенбеков? — услышал сквозь сон.
С трудом разлепив набрякшие веки, увидел почтальона, осторожно переступающего через ноги лежащих бойцов, приподнялся.
—                                            Пляши, Калийнур,— предложил он,   остановившись передо мной.
Честно говоря, перспектива получить новую порцию писем, похожих друг на друга как близнецы, меня уже не радовала.
—                                             Боюсь, ног не хватит,— пробурчал я.
—                                           Сегодня тебе только одно письмо,— засмеялся никогда не унывающий почтальон.— Но особенное, вот увидишь...
Так хотелось спать, что я повертел письмо в руках, сунул его в карман и снова опустил голову на вещмешок.
После очередного марш-броска мы с ходу вступили в бой с противником. Стреляли с такой интенсивностью, что некогда было вытереть пот с лица. Наконец, оставив на поле боя трупы убитых и немалое количество боевой техники, гитлеровцы отхлынули на запад.
Вечером полез в карман и наткнулся на нераспечатанное письмо. В первую секунду не мог сообразить, откуда оно, потом вспомнил. Повертел в руках, внимательно прочел обратный адрес, выведенный аккуратным красивым почерком. Письмо было из Пржевальска, от
Жумагуль Мусаевой. Ни имя, ни фамилия мне ничего не говорили.
Вскрыв конверт, я погрузился в чтение при свете мигающей, подслеповатой коптилки. Письмо оказалось интересным. Чувствовалось, что неведомая мне Жумагуль много читает, знает, пожалуй, побольше меня, умеет оценивать происходящие в мире события.
Девушка была студенткой педагогического института в городе Фрунзе, но теперь жила в Пржевальске, куда в начале войны перевели институт. Сообщала, что часто приходится прерывать учебу, чтобы помочь колхозам, где работают в основном женщины и старики. Жумагуль писала, что стихотворение ей понравилось своей искренностью, безыскусностью, тоской солдата по родному дому, и она решила поблагодарить меня за него, пожелать удач, победы и счастливого возвращения домой.


Геннадий Иосифович  Он пролетел  Пора! 266-я стрелковая дивизия  Фронтовые дороги  Ни секунды  Командир полка  Я вошел в землянку  Наши воины  Глядя на мое сияющее лицо 

Реклама на сайте:

 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
  Сначала старался ответить