Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

И удивительная вещь

И удивительная вещь! Небо, в которое я неотрывно глядел, вдруг словно откликнулось на мои мысли. Еще несколько минут назад голубое, оно вдруг переменилось. С запада потянуло ветром, и он пригнал стадо белых облаков. Облака были светлы, как овечья шерсть, которую мама, бывало, взбивала палочками. Детство! Оно проплыло так же, как и эти облака.
Облака ушли, протащив по земле мимолетную тень
словно туча гитлеровских бомбардировщиков, и небо снова очистилось. Теперь оно было как озеро Иссык-Куль — такое же голубое, необъятное и бездонное.
Я рывком сел, достал из планшета блокнот, огрызок иступившегося карандаша, после чего на чистой странице сразу же вывел: «Белому облачку».
Слово лилось за словом, строки нанизывались одна за другой, подобно каплям, которые, накопившись в туче, вдруг проливаются на землю дождем. И тем не менее черновики заняли чуть не всю записную книжку. Кто не писал стихов, кто не мучился ими, пусть не думает, что строфы, даже в минуты вдохновения, рождаются легко, без всяких усилий. Увы, это далеко не так. Я страдал над каждым словом, по многу раз зачеркивал его, стараясь выбрать другое, третье, которое лучше и точнее передает мысли.
Когда стихотворение было сочинено, переписал его набело.
Куда летишь ты, облачко, ответь мне, Гонимое попутным ветерком? Вернешься ли на закате, на рассвете, Чтоб любовался я тобой тайком? Куда спешишь ты, вольное исконно, Из тех краев, где ворог и злодей? Быть может, от кровавого дракона, Огнем и сталью жгущего людей? Лети к востоку. Там средь гор высоких Живет в Киргизии моя семья. Когда весной в стволах забродят соки, Ты у родных ворот встречай меня. Лети к горам: там мать моя седая В бессоннице сидит над очагом. Мою невесту встретишь, передай ей: Я возвращусь, когда побьем врагов! Весною ранней иль порою летней, Как повелит солдатская судьба, Вернемся мы, когда отбой последний Нам протрубит походная труба *.
Вот такие стихи написал я солнечным майским днем, сидя в окопе. Не знаю, как насчет поэтических достоинств, но чувства, которые нахлынули тогда на меня, эти строки передавали совершенно точно.


Если бы нас спросили Обязательно приеду Ум, смекалка В приказе отмечалось На наших глазах  Мне так захотелось  Геннадий Иосифович  Он пролетел  Пора! 266-я стрелковая дивизия  

Реклама на сайте:

 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
  Послушайте