Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Ну что ж, друзья

—                                           Ну что ж, друзья,— нарушил затянувшееся молчание капитан Журавлев.— Эта война особенная. Сейчас нет семьи, не испытавшей ее тягот. Наша задача — сделать все, чтобы быстрее освободить соотечественников от фашистского рабства.
—                                         Товарищ капитан, а почему мы два месяца в обороне стоим? — задал вопрос Стреляев.— Ноги так и рвутся на запад. Хлопцы каждый день теребят, спрашивают, скоро ли перейдем в наступление, а что я могу им сказать? Отвечаю: скоро, скоро. А как оно на самом деле?
—                                           Не один вы, сержант, задаете этот вопрос,— произнес капитан.— Первый Украинский фронт уже перешел в наступление. Вражеская оборона прорвана на фронте шириной триста километров, а в глубину на сто километров. Скоро и остальные Украинские фронты ударят. Так что, Михаил Фокич, верно вы отвечали бойцам.
От улыбок пулеметчиков в землянке стало словно светлее.
Вечером, когда совсем стемнело, пошли по ротам. Снег перестал, но опустился такой туман, что видимость уменьшилась почти до нуля. Шли с вытянутыми руками. Казалось, вот-вот уткнемся в глухую стену.
По-прежнему с обеих сторон взлетали ракеты, но
они были бессильны рассеять туман и ночь. Выстрелы и одиночные взрывы доносились приглушенно.
На передний край нас сопровождали два автоматчика из охраны штаба батальона. Один шел впереди, другой замыкающим. Я тоже был с автоматом, к которому привык за время солдатской службы.
Из головы не шли сегодняшние беседы агитатора полка с бойцами. Капитан Журавлев касался в них и вопросов истории, и сегодняшних дел, сумев увязать все это в единое целое. Вел он себя очень просто, что сразу располагало к нему бойцов. Они охотно вступали с ним в откровенную и непринужденную беседу. «Есть чему поучиться,— подумал я.— Будто к каждому солдату у него особый ключик, с каждым может найти общий язык».
И словно отвечая на мои, мысли, Иван Иванович сказал:
— Запомни, младший лейтенант: глаза — зеркало души. Всегда гляди в глаза бойцов, когда беседуешь с ними. Тогда ты будешь знать все, чем они живут, и поймешь, кто чем дышит. А солдаты наши — орлы. С ними не то что фрицев колотить — горы сдвинуть можно.
29
В последних числах января на противника снова обрушили удары все Украинские фронты, в том числе и 4-й, в который входила тогда наша 266-я стрелковая дивизия. Наступлению сопутствовала сильная оттепель. Снег бурно таял, талая вода залила поля, сделала трудно проходимыми дороги. По таким дорогам тяжело было продвигаться даже налегке, что уж говорить о транспортных средствах и орудиях. Но пехота упорно шагала вперед, подобрав повыше полы шинелей.


Глядя на мое сияющее лицо Слегка вздохнув Судя по всему Для меня Послушайте Враг За доблесть Поужинав Перед селом  Мы знали эти места 

Реклама на сайте:

 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
  Ни секунды  
  Глядя на мое сияющее лицо