Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Он пролетел

Он пролетел на запад, и вскоре гудение смолкло.
—                                            Немцев полетел бомбить,— удовлетворенно произнес кто-то.
Бойцы негромко переговаривались. Я от усталости прикрыл глаза, но различал своих друзей по голосам, словно родных братьев.
—                                              ...Слетать бы хоть на часок домой. Посмотреть, как они там живут...
—                                             Как в колхозе без мужиков справляются? Одни .ведь детишки, бабы да старики дряхлые остались...
—                                        Жена слезы льет: на каждом письме от них кляксы. Совсем еще девчонка...
—                                            От матери писем четвертый месяц нет. Старенькая она совсем... Не случилось ли чего...
—                                          Четвертый месяц — не срок,— узнаю я голос земляка.— Полевая почта перегружена. И Хабаровск далеко. Дальше Киргизии...
—                                           Мои под немцем. Живы ли? Хоть бы полсловечка получить...
Когда немного отдохнули, кто-то предложил разжечь костерок. Быстро вырыли ямку саперными лопатами, замаскировали ее земляным валом, натащили валежника, сухих веток от деревьев, посеченных осколками бомб и снарядов.
Через несколько минут огонь, невидимый со стороны, весело запылал. Йотянуло дымком, который живо напомнил мне чабанские костры моего детства.
—                                           Эх, ушицы бы сейчас,— вздохнул боец, который до мобилизации работал на рыболовецком траулере, плавал на Каспии.— Такую бы сварганил вам уху!
—                                         Тройную?
—                                           Ну!
В темноте не заметили, как к нам подошел замполит.
—                                             Сидите,— сказал, поздоровавшись, Петр Маркович.— Как настроение?
—                                           Отличное, товарищ старший лейтенант.
—                                          Молодцы!
Замполит опустился на землю рядом с нами. Все примолкли, ожидая, что он скажет. Петр Маркович не спеша достал из пачки папиросу, закурил. Затем, выпустив дым, негромко произнес:
—                                        А что, ребята, не слишком ли мы засиделись на одном месте? Как считаете?
—                                           Засиделись,— согласились бойцы.
—                                            Значит, пора в наступление?


В приказе отмечалось На наших глазах  И удивительная вещь Мне так захотелось  Геннадий Иосифович  Пора! 266-я стрелковая дивизия  Фронтовые дороги  Сначала старался ответить  Ни секунды  

Реклама на сайте:

 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
  Он пролетел