Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Для меня

Конечно, сейчас, с точки зрения сегодняшнего дня, вопрос может показаться несущественным: подумаешь, семь пар сапог! Но тогда, в суровые дни войны, пара целой обуви, теплые варежки, шапка-ушанка имели для бойца важное, порой жизненное значение. Это хорошо знают фронтовики. Для меня, кроме того, это было первое практическое дело, первая солдатская просьба. Не откликнись на нее, доверие ко мне было бы подорвано.
Внутренне я чувствовал, что не все дела идут гладко, кое с чем пока не справляюсь. Но в душе обрел уверенность, и это было главным.
28
Кончался 1943 год. На рассвете 31 декабря в батальон прибыл агитатор полка капитан Иван Иванович Журавлев. Я ждал его с нетерпением. У меня, начинающего парторга, накопилось уже немало вопросов, и добрый совет был необходим.
С капитаном Журавлевым я познакомился в апреле 1943 года. К тому времени истек срок моего кандидатского стажа, и коммунисты части на общем собрании приняли меня в ряды Коммунистической партии. Иван Иванович Журавлев был членом парткомиссии 266-й стрелковой дивизии.
И вот судьба снова свела нас.
Агитатор полка сразу же ознакомился с планом работы партийной организации, указал на некоторые недостатки, разъяснил, как их устранить, ответил на все мои вопросы.
Затем мы начали обходить подразделения батальона.
Шли по траншее, низко пригнувшись, чтобы не задело шальной пулей или осколком. В расположение 2-й роты добрались благополучно.
Погода в последние дни была неустойчивой. Шел мокрый снег с дождем. Бойцы на огневых позициях промокли до нитки. Тем не менее встречали нас радушно. Сыпались вопросы, на которые Журавлев подробно отвечал, а затем спрашивал, как житье-бытье, что пишут из дому, что нового в роте.
С жадностью ловил я каждую реплику, каждое слово агитатора полка. Вот бы мне научиться так легко входить в контакт с людьми!
Часть бойцов отдыхала в землянках. Рота уже несколько дней занимала данный район обороны, леса кругом много, и солдаты успели обустроиться. Можно было обсохнуть, вскипятить чай, подогреть пищу. А если так, то морозы не страшны.
Землянка, в которую мы вошли, принадлежала пулеметчикам. Командиром пулеметного расчета был младший сержант Михаил Фокич Стреляев, он же — парторг роты.
Стреляев по всей форме доложил обстановку и закончил словами:
— Настроение пулеметчиков боевое!
Между прочим, последняя фраза — отнюдь не пустая


Я вошел в землянку  Наши воины  Глядя на мое сияющее лицо Слегка вздохнув Судя по всему Послушайте Ну что ж, друзья Враг За доблесть Поужинав 

Реклама на сайте:

 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
  Для меня