Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Судя по всему

Конечно, я не мог не понимать, что комбата и замполита в первую очередь интересуют две вещи: во-первых, как я подкован политически, во-вторых, каковы мои познания в русском языке: мне ведь предстояло проводить постоянную работу среди красноармейцев.
Постепенно я освоился и стал говорить значительно лучше. Судя по всему, офицеры остались довольны моими ответами.
— Ничего, все образуется. Опыт, навыки — дело, как говорится, наживное,— сказал майор Евсеев, поднимаясь.— У нас еще будет время поговорить подробнее. А сейчас,— обратился он к Культюгину,— представь младшего лейтенанта личному составу батальона, помоги устроиться.
Мы пошли с Культюгиным по стрелковым ротам. В батальоне их было три. Кроме того, рота пулеметчиков, санитарный взвод, хозвзвод, другие подразделения.
Батальон находился на передовой, в непосредственной близости от врага, и занимал довольно значительный район обороны, потому посетить сразу все подразделения не удалось. В одни можно было попасть только днем, в другие — темной ночью.
Через несколько дней провел первое бюро батальонной парторганизации. Повестка дня была напряженной. Трех бойцов приняли кандидатами в члены ВКП(б), затем заслушали и обсудили отчет парторга 2-й роты об авангардной роли партийцев в бою. Парторг на фактах и примерах показал, что коммунисты и комсомольцы во всем являются примером для беспартийных бойцов.
Разговор велся деловой, откровенный, никакой-лакировки действительности либо шапкозакидательства не было и в помине. Так, парторг упомянул, что семеро его бойцов, остро нуждаются в замене изношенной обуви, т— Вы обращались к командиру хозвзвода? — спросил я.
— Конечно. Но он тянет.
Я пообещал взять этот вопрос под контроль и проследить за его решением.
После бюро меня вызвал Евсеев, поинтересовался, как прошло заседание, каков, по моему мнению, уровень политико-воспитательной работы среди бойцов. Я коротко изложил состояние дел, а заодно сообщил, что семеро бойцов 2-й роты ходят в зимнюю стужу в худой обуви. Майор насупился, по скулам заходили желваки, однако он ограничился тем, что молча кивнул, давая понять, что принял мои слова к сведению.
А на следующий день старшина хозвзвода принес.в роту семь пар новых сапог. Видно, Евсеев всыпал кое-кому по первое число.


Командир полка  Я вошел в землянку  Наши воины  Глядя на мое сияющее лицо Слегка вздохнув Для меня Послушайте Ну что ж, друзья Враг За доблесть 

Реклама на сайте: