Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Слегка вздохнув

—                                        Хоть ты и был на курсах, а числился в нашем полку. Прибыл кстати, работы впереди много. Желаю успехов.
Слегка вздохнув, он сел на место и углубился снова в карту, а мы с майором вышли.
Работы действительно предстояло много. В эти последние дни 1943 года наша дивизия занимала полосу обороны недалеко от города Никополя, который находился в руках противника. Нас разделял Днепр — естественный водный рубеж. Враг находился в выгодном географическом положении. Нам предстояло взломать его оборону и овладеть городом.
Вечером, когда окончательно стемнело, связной повел меня в 1-й батальон. Мороз пощипывал лицо. Связной шел уверенно, быстро: видно, хорошо знал дорогу. Погода, однако, начала портиться на глазах, как это бывает в капризном декабре. Пошел снег, поднялся ветер. Тропинку, и так еле приметную, стало заметать. Тут и бывалому связному пришлось убавить шаг. Несколько раз он останавливался, стараясь сориентироваться на местности, отыскать исчезнувшую вдруг тропинку. Вражеские снаряды разрывались все ближе. Вскоре в небо начали взлетать осветительные ракеты. Вися неко-
торое время в снежной круговерти, ракета помогала придерживаться тонкой ниточки следов.
«Как странно,— думалось мне.— Еще вчера был таким же солдатом, как этот парень, и вот — офицер. И неизмеримо больше ответственности. Майор Скворцов говорил: офицер — зеркало подразделения. Оправдаю ли я оказанное мне доверие?»
Начали встречаться часовые, связной произносил пароль, и они пропускали нас дальше. Вскоре мы до- . стигли расположения 1-го батальона.
У командно-наблюдательного пункта батальона сообщили о цели прихода часовому. Тот нырнул в землянку и вскоре вышел, пригласил нас внутрь.
Комбат майор Даниил Дмитриевич Евсеев оказался на месте, он беседовал со своим заместителем по политчасти старшим лейтенантом Николаем Матвеевичем Культюгиным. Офицеры выслушали мой рапорт о прибытии и начали задавать вопросы. Я по большей части отвечал коротко, однозначно. Меня смущал мой русский язык, увы, еще далекий от совершенства. Офицеры переглянулись, так что я смутился еще больше, начал заикаться.
Комбат спокойным, негромким голосом спросил меня, откуда я родом, кто мои родители, с какого времени нахожусь на фронте. Я приободрился, поскольку на вопросы, связанные с биографией, всегда отвечать легче. И потом, отвечать на них приходилось не раз.


Ни секунды  Командир полка  Я вошел в землянку  Наши воины  Глядя на мое сияющее лицо Судя по всему Для меня Послушайте Ну что ж, друзья Враг 

Реклама на сайте:

 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
  Слегка вздохнув