Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Если бы нас спросили

Если бы нас спросили, какая главная черта характера нашего старшины, я ответил бы одним словом: требовательность к себе и подчиненным, безукоризненное знание всех сторон воинской службы. В батарее старшина Петр Михайлович Попов был едва ли не единственным кадровым военным. И все мы видели в нем образец для себя.
—                                        А ну-ка,— обратился он к Василию Бобровнику,— подайте-ка мне лопату. И прошу всех — не отставать от меня.
Старшина Попов взялся за работу рьяно, лопата так и мелькала перед ним, вскидывая вверх комья липкой земли. Теперь и бойцы ускорили темп, никому не хоте-
лось отставать от старшины. И хотя еще несколько раз пришлось прерывать работу из-за порядком надоевших вражеских ракет, к утру окопы и щели были отрыты в полный профиль и надежно укрыли нас от огня и глаз противника.
Дождь прекратился. Предутреннее небо стало свет-, леть. Теперь можно было немного отдохнуть.
Из соседнего расчета пришел Носыров, присел ря-. дом, закурил. Сделав пару затяжек, спросил:
—                                           О чем задумался, Калийнур?
—                                        Так... Дом вспомнил.
—                                        У вас, наверно, совсем тепло уже?
—                                     Да. Посевная идет вовсю. Только не знаю, как управляются.
—                                        Трудно народу,— вздохнул Носыров.
—                                         Николай Федорович, а скоро война кончится?—» решился спросить я.— Как вы думаете?
—                                        Трудный вопрос,— произнес тот задумчиво.— Сам хотел бы знать. Фашисты силенки еще имеют. Опять за-, ставили нас перейти к обороне. Но силы их под Сталинградом подорваны, это точно. Одно знаю: победа будет за нами.
Помолчали.
—                                       А теперь у меня к тебе вопрос, Калийнур,— сказал Николай Федорович, глядя на тускнеющую единст-. венную звезду, которая зависла над горизонтом,—Как будет Венера по-киргизски?
—                                          Чолпон.
—                                         Чолпон,— повторил Носыров.— Красиво.
Рядом спали намаявшиеся за ночь бойцы. Кто-то храпел, неловко запрокинув голову, другой что-то шеп-. тал, третий выкрикнул спросонья «Ура! В атаку!», да так, что несколько человек зашевелились.
-— Приезжайте к нам в Киргизию после войны, Николай Федорович,— предложил я.— Будете самым желанным гостем. Бешбармак приготовим — пальчики оближите. На Иссык-Куль посмотрите. Кто синий Иссык-Куль не видел — ничего в жизни не видел.


Вот на что способны  Слезы народные Было поздно Вернее Двенадцать дней  Обязательно приеду Ум, смекалка В приказе отмечалось На наших глазах  И удивительная вещь 

Реклама на сайте: