Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

И как тысячи других

И как тысячи других советских людей в трудную пору, мы тоже были готовы встать на защиту своей страны. Нас научили стрелять из винтовки, пулемета, противотанкового ружья Дегтярева, прицельно метать гранаты, преодолевать пересеченную местность, передвигаться по-пластунски.
С нетерпением мы ожидали отправки на фронт.
11
В начале сентября 1942 года наше подразделение тронулось в путь. Но каково же было разочарование, когда состав двинулся не на запад, а в противоположную сторону. Неужели везут на Дальний Восток?
Через двое суток остановились в небольшом городке Сретенске, что стоит на берегу реки Шилки в Читинской области. Здесь на большой территории, обнесенной кирпичными стенами, содержались сотни лошадей. Их прислала братская Монголия.
Началась погрузка в вагоны. Кони были молодыми, своенравными. Управляться с ними было нелегко. Погрузка требовала не только сноровки, отваги, но и умения обращаться с лошадьми. Видно, поэтому для этой цели и выбрали нас — киргизов.
Коней разместили по восемь в вагоне, по четыре с каждой стороны от решетчатой перегородки из толстых досок, сооруженной вдоль вагона, мордами друг к другу. Для сопровождения каждого вагона выделили двух бойцов. В одном из таких вагонов отправился на фронт и я.
Мы пересекли реку Шилку по железнодорожному мосту, выбрались на главную линию Транссибирской магистрали и поехали — наконец-то! — на запад.
Ехали быстро. Останавливались только на больших узловых станциях, чтобы пропустить еще более срочный груз.
В дороге работы хватало: кормили коней, чистили их, убирали навоз. А едва эшелон останавливался, бежали с ведрами к водокачке, чтобы принести воды.
Всякое бывало: иногда кони сутками оставались без воды. И куда только девалась их былая строптивость?! Те самые гордые красавцы, которые прежде и близко не подпускали человека, стали кроткими, смирились со своей долей. Раньше они ржали, становились на дыбы, теперь же только косились влажными, печальными глазами, когда мы их чистили скребками или подавали воду, словно спросить хотели: «Куда вы нас везете в этой душной деревянной клетке?..» А когда кони негромко, как-то неуверенно ржали, чудилось: «Отпустите нас на волю, в степь. У нас ноги застоялись. Мы рождены, чтобы скакать, а не быть на привязи»,
Конь издревле спутник и друг человека. Но для киргиза конь — даже нечто большее. Наши предки говорили: киргиз родится в седле и умирает в седле. Есть и такая поговорка: конь — крылья джигита. Недаром в легендах и преданиях киргизского народа так поэтичны посвященные ему строки. Взять легенду о батыре Ма-насе и его боевом коне Аккуле! Крылатый Аккул под стать своему седоку — сильный, выносливый, красивый, гордый. У всех воинов Манаса кони со своим характером, своим норовом. День и ночь без отдыха могли мчать они всадников, преодолевая огромные расстояния.


Вскоре все начали выходить По каменистой дороге  Поезд набрал скорость Песню эту  Черная линия  Я понимал Но делаю  Начав вечером Началась фронтовая жизнь Засыпали бомбами  

Реклама на сайте: