Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Надо было

Надо было уничтожить ее на открытом участке местности. И снова заработали наши минометы. Мы с Ефимовым — взмокшие, почерневшие — едва-едва поспевали за нашим заряжающим. Он действовал, как машина, казалось, его и усталость не брала. Пожалуй, благодаря таким бойцам, как Василий Бобровник, нашей батарее Удалось тогда успешно выполнить все возникавшие в ходе боя задачи.
На пятый день контрнаступления наших войск под Сталинградом, 23 ноября, была взята в кольцо крупная
группировка отборных гитлеровских войск ^— 22. .дидд-зии и 160 отдельных частей 6-й и 4-й танковой немецких армий — общей численностью свыше 300 тысяч человек. «Вот он, наступил и на нашей улице праздник!» —-ликуя, повторяли мы друг другу.
Владимир Филиппович Збрищак поздравил нас с общим успехом. Улыбаясь, шутливо предупредил:
— Только не расслабляться, пока еще рано. От Сталинграда до Берлина много километров, и все — наши. Из газет мы узнавали о новостях, которыми живет мир. Из них было ясно, что в центре внимания не только советского народа, а и всего прогрессивного человечества находился в те дни Сталинград.
Много лет спустя я прочитал любопытный приказ Гитлера, в котором фюрер, всячески превознося успехи немецкой военной машины, достигнутые летом 1942 года, приказывал командованию вермахта самым тщательным образом готовиться ко второй русской зиме, позаботиться о каждой мелочи, о том, чтобы создать для солдат наилучшие условия жизни в зимний период, обещал всем солдатам, пробывшим на фронте более полутора лет, отпуск.
В этом документе сквозит явное желание успокоить своих солдат и офицеров, вселить в их встревоженные сердца новые надежды.
Никакие меры Гитлеру, однако, не помогли. Уже невозможно было остановить катастрофический рост панических настроений среди немецко-фашистских войск.
В упомянутом приказе была проявлена поистине трогательная забота обо всем, вплоть до портянок для немецких солдат. В то же время попавшие в Сталинградский котел писали совсем о другом. Вот запись из дневника неизвестного немецкого офицера, служившего в 79-й пехотной дивизии вермахта:
«...22 ноября. Ходят слухи, что все мы окружены. Некоторые говорят, что повесятся.
26 ноября. Господа из штаба сидят теперь с расстройством желудка от страха. Кольцо вокруг нас все сжимается.


Началась фронтовая жизнь Засыпали бомбами  Заместителем командира  Политработник Должно быть, восьмой 10 декабря Не менее тяжелые бои  Выбрав момент Попала как-то к нам  Тысячи советских людей 

Реклама на сайте:

 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
  Надо было