Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Но делаю

Сейчас, когда я называю этих людей по имени и отчеству, может показаться, что все они были люди солидные, в возрасте. Но делаю я это по соображениям чисто историческим. На самом же деле батарею в основном составляла молодежь. Что бойцы, даже командиры взводов, были совсем молодыми, только-только закончившими краткосрочные курсы.
Из нашего взвода выделялись своим возрастом трое. Бакен Оскомбаев, 1898 года рождения, мне тогда казался чуть ли не стариком. За тридцать лет было Николаю Носырову и Василию Бобровнику.
Большинство бойцов в дивизии были русскими, воронежскими. Немало, конечно, имелось представителей и других народов. В нашем взводе кроме меня, киргиза, служили армяне, чуваши, татары. Все они неплохо владели русским языком. Я знал его гораздо хуже, это смущало меня. Первое время старался больше молчать, не говорить без крайней надобности, хотя не было случая, чтобы кто-то посмеялся, когда я неправильно произносил или путал какое-нибудь слово. Но скоро заметил, что бойцы нарочно вызывают меня на разговор,
расспрашивают о Средней Азии, интересуются, как по-киргизски то или иное слово, и постепенно освоился, разговорился, прекрасно понимая, что свое косноязычие могу преодолеть только практикой.
Во взводе я быстро почувствовал себя словно в родной семье. И все же, честно говоря, некоторые трудности испытывал. Да это и понятно. Я попал во взвод позже других, бойцы уже хорошо освоили миномет, умели не только заряжать его, наводить и метко стрелять, но и ухаживать за ним, разбирать и собирать, чистить. Я же, только прибывший, и миномета до этого никогда не видел. Командир взвода, его помощник, командиры расчетов сразу же начали усиленно натаскивать меня по минометному делу.
В полку между тем интенсивно шла боевая учеба. Она была нелегкой. По крайней мере я получил наглядное представление, насколько беспределен и тяжел воинский труд. На первых порах мне особенно досаждали земляные работы. Как только батарея занимала на новом месте огневую позицию, расчет немедленно приступал к отрывке круглого окопа радиусом в два-три метра, посреди которого устанавливался миномет. Глубина этого окопа в зависимости от местности составляла до полутора метров. Кроме того, полагалось отрыть две траншеи глубиной в один метр, длиной в два и шириной в полтора метра для укладки ящиков с минами.


Поезд набрал скорость Песню эту  Черная линия  И как тысячи других  Я понимал Начав вечером Началась фронтовая жизнь Засыпали бомбами  Заместителем командира  Политработник 

Реклама на сайте:

 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
  Обязательно приеду