Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Обязательно приеду

—                                           Обязательно приеду. Давно хочу повидать Среднюю Азию, да все случай не выходил.
—                                         Николай Федорович, а помните то село и женщину, у которой единственную дочь угнали в Германию?
—                                            Еще бы не помнить, Такое, брат, не забывается. Тяжелая история.
"*= Вы сказали женщине, что отыщете ее дочь. Но как же вы это сделаете?..
— А, вот ты о чем,— усмехнулся Николай Федорова—А я записал имя и фамилию этой девушки,— похлопал он себя по нагрудному карману.— И вот увидишь, мы обязательно ее найдем, когда наши войска вступят в Германию.
Не скрою: тогда, в мглистое утро на берегу Север-ского Донца, подобная перспектива показалась мне совершенно невероятной, фантастической. Как еще далеко была Германия!.»
20
Наше пребывание в долговременной обороне постепенно приобрело черты некоей стабильности. Поочередно подразделения отводили в недалекий тыл, где они имели возможность отдохнуть, помыться в бане.
Удивительно, но как только мы попадали в тыл, начинало казаться, что никакой войны нет — так быстро весенняя земля затягивала свои раны! Изрешеченная снарядами и бомбами, изуродованная взрывами, она буквально на глазах покрывала воронки молодой травяной порослью, маскировала их кустарником.
Да и на оборонительном рубеже царил покой почти неправдоподобный. Происходили, конечно, короткие перестрелки и стычки с врагом, рейды разведчиков по тылам противника, ночные вылазки и многое, многое другое, без чего просто не существует линии фронта. Но разве могло все это идти хоть в какое-то сравнение с боями, которые остались позади.
Мы перешли на летнюю форму одежды, а зимнюю сдали на чистку, сушку и хранение. От сброшенной с плеч пудовой тяжести на душе тоже стало легче. К тому же наладила свою работу полевая почта, которая в дни стремительного наступления частенько отставала от нас. Теперь мы регулярно получали газеты, журналы, а главное, письма.
После писем мы жадно читали сводки Совинформ-бюро. Вдумываясь в каждую фразу, в каждое слово, прикидывали, когда же начнется наступление на нашем участке фронта?,
Находясь в обороне, мы продолжали напряженно трудиться. Командиры проявляли строгость, требовали от нас глубокого знания боевой техники, своих обязанностей как в обороне, так и в наступлении. Они постоянно и неукоснительно проверяли нашу боеготовность, проводили специальные тренировки.


Слезы народные Было поздно Вернее Двенадцать дней  Если бы нас спросили Ум, смекалка В приказе отмечалось На наших глазах  И удивительная вещь Мне так захотелось  

Реклама на сайте:

 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
  Обязательно приеду