Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Политработник

Политработник заулыбался, а мы, затаив дыхание,
ждали, что он ответит.
—                                             Я и сам такого мнения,— сказал замполит.— Но я ведь не Верховный Главнокомандующий, сами понимаете. Приказ такой отдать не могу. А наступать будем, обязательно будем.
—                                          А когда? — не отставал Носыров.
—                                           Не знаю,— признался Владимир Филиппович.— А знал, не сказал бы. Какие же вы бойцы, если не понимаете, что такое военная тайна?! — И, обведя бойцов взглядом, добавил: — Главное, хорошенько подготовьтесь к боям, потому что будут они тяжелые. Это я точно знаю...
Владимир Филиппович неторопливо достал папиросу, благодарно кивнул Носырову, протянувшему горящую спичку, продолжил:
—                                            Какая дивизия немцев стоит перед нами?
—                                       Двести девяносто четвертая,— ответил сержант
Кузнецов.
—                                           Правильно, сержант Кузнецов, пехотная двести девяносто четвертая. Ею командует, к слову сказать, недавно назначенный генерал Эйхштадт. А что представляют собой его части?
Все промолчали.
—                                           Это опытные, хорошо вооруженные войска,—ответил за нас замполит.— Их просто так не разобьешь, Удар нужен крепкий!
—                                          А мы только так и собираемся немцев ударить — покрепче! — живо   поддержал Бобровник политработника.
—                                            Правильно! Надо, чтобы у врагов навсегда отпала охота посягать на чужое. Гитлер хочет покорить нашу Родину, осквернить нашу землю.— Владимир Филиппо-
вич, волнуясь, обращался к каждому из нас:-—А значит, осквернить небесную чистоту твоего Иссык-Куля, сержант Усенбеков, и неповторимую красоту твоего Ленинграда, сержант Голубков, и твои заповедные воронежские леса, рядовой Ефимов, и твои необъятные казахские степи, рядовой Оскомбаев...
Посуровев, слушали мы замполита. Душа наполнялась праведным гневом, ненавистью к оккупантам. Скорее бы в бой!
13
19 ноября 1942 года перед рассветом наш расчет занимал свое место у миномета. На востоке едва брезжила серая заря. Небо было в густых, каких-то сырых облаках, из-за которых не проглядывалась ни единая звездочка. Кто-то меня спросил:


Но делаю  Начав вечером Началась фронтовая жизнь Засыпали бомбами  Заместителем командира  Должно быть, восьмой Надо было  10 декабря Не менее тяжелые бои  Выбрав момент 

Реклама на сайте:

 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
  Тысячи советских людей