Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Тысячи советских людей

Тысячи советских людей, оказавшихся на временно оккупированных немецко-фашистскими войсками территориях, не смирились, продолжали борьбу с захватчиками.
16
После освобождения города Краснодона мы с боями продвигались к городу Ворошиловграду. Шли, на каждом шагу преодолевая ожесточенное сопротивление врага.
Следы изуверств гитлеровцев были в каждом городе, каждом селе, которые мы освобождали. В деревнях — сожженные дотла дома, печные трубы, торчащие среди пепелищ, в городах — руины жилых зданий, школ, больниц. Виселицы с трупами замученных и повешенных. Население голодало — фашисты реквизировали все запасы продовольствия в пользу «великой Германии».
Отступая, немецко-фашистские захватчики старались принести как можно больше зла. Они создали специальные зондеркоманды, которые сжигали не то что военные объекты — целые населенные пункты. При этом запирали двери, чтобы никто из мирных жителей не мог спастись. Оставались в живых только те, кто вовремя сумел надежно спрятаться либо скрыться в окрестностях.
Помню один маленький хутор, который гитлеровцы оставили после ожесточенного боя. Зима была на исходе, снег стал рыхлым, тяжелым. На месте сражения он почернел от пороховой гари. Дорога на хутор была изрыта воронками от снарядов, некоторые выбоины еще дымились, словно кострище, едва залитое водой.
Когда вошли в хутор, он казался совершенно вымершим. Но потом откуда-то появились старики, женщины, дети. Они окружили нас. Некоторые женщины плакали, не скрывая своих слез.
—                                           Плакать-то зачем? — произнес с улыбкой Николай Федорович Носыров.— Ведь мы же вернулись!
—                                           Оттого и плачем, родные наши,— пояснила одна из женщин, вытирая уголки глаз платком.— От радости плачем. А еще от тех бед, что натерпелись при оккупантах.
У этой женщины угнали в Германию шестнадцатилетнюю дочь. Несколько недель мать прятала ее в пог-
ребе. На всякий случай переодела в рубище, вымазала лицо сажей, авось, если гитлеровцы ее обнаружат, покажется старухой... Не помогло: полицаи выдали девушку, фашисты схватили ее, отправили в рабство.
На нелегком пути на запад мы и сами многократно сталкивались с кровавыми следами чудовищных злодеяний фашистских извергов. И сегодня, спустя десятилетия, мне помнится митинг в один из январских дней 1943 года. Накануне на хуторе Малое Качалино был обнаружен изуродованный труп красноармейца. У него были переломаны обе руки и одна нога, в верхней части черепа сияли две глубокие раны, судя по всему, нанесенные тесаком. Кожа с лица была ободрана, нижняя челюсть рассечена.


Надо было  10 декабря Не менее тяжелые бои  Выбрав момент Попала как-то к нам  Вот на что способны  Слезы народные Было поздно Вернее Двенадцать дней  

Реклама на сайте:

 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
  Тысячи советских людей