Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Заместителем командира

Заместителем командира батареи по политчасти у нас стал тогда Владимир Филиппович Збрищак, человек лет пятидесяти. В прошлом он был партийным руководителем на одной из крупных МТС Украины, хорошо знал цену жизни и мирного труда. Район, где он раньше жил и работал, находился под фашистским сапогом.
Владимир Филиппович поздравил нас с 25-й годовщиной Великого Октября, ознакомил с приказом № 345 Народного Комиссара Обороны И. В. Сталина. Особо подчеркнул слова: «Недалек тот день, когда враг узнает силу новых ударов Красной Армии. Будет и на нашей улице праздник!» Збрищак несколько раз повторил эту фразу, и она надолго врезалась нам в сознание.
Первые дни на передовой прошли в относительном затишье. Однако чувствовалось, что это затишье — перед бурей. Бойцы говорили о предстоящих боях. О многом, конечно, мы не знали, сидя в окопах.
Только после войны, спустя годы, мне стало известно, что в течение двух месяцев — с середины сентября до середины ноября 1942 года—детально разрабатывался план сталинградского контрнаступления и проводились стратегические мероприятия по его подготовке. Одновременно делалось все возможное, чтобы успешно завершить оборонительное сражение, обескровить врага и создать нашим войскам наиболее благоприятные условия для перехода от обороны к наступлению.
Вскоре мы начали накапливать боеприпасы. Темными ночами на подводах подвозили ящики с минами, сгружали их в ровики, которые вырыли и тщательно замаскировали неподалеку от минометов.
Однажды во время укладки ящиков Николай Федорович Носыров завязал долгий полушутливый разговор с заместителем командира батареи по политчасти.
—                                              Владимир Филиппович,— начал Носыров издалека, не по-уставному обращаясь к Збрищаку.— Почему у нас непонятные дела происходят?
—                                            Какие такие дела?
—                                            Вон сколько с востока танков да пушек прибыло. Ц мы тоже много мин получили.' Опять-таки, немцы молчат, притихли, в наступление не рвутся. А почему?
—                                            В самом деле почему? — не удержавшись, спросил кто-то из молодых бойцов.
—                                           Очень просто,— опередил замполита Носыров.— Немец уже не тот. Выдохся. Вот и надо бить проклятого врага, гнать его с нашей земли. Задача эта яснее светлого дня. Чего же нам еще ждать? Чтобы он силенок накопил? Командуйте в наступление, довольно сидеть в
окопах.


Я понимал Но делаю  Начав вечером Началась фронтовая жизнь Засыпали бомбами  Политработник Должно быть, восьмой Надо было  10 декабря Не менее тяжелые бои  

Реклама на сайте:

 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
  Должно быть, восьмой  
  Не менее тяжелые бои