Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Не менее тяжелые бои

Не менее тяжелые бои сложились на рубеже реки Северский Донец у Суходола. В одном из них погиб командир полка майор Калмыков. Были потери и в нашей батарее.
А на мою долю выпало еще одно испытание: довелось узнать, как тяжек и горек хлеб пехотинца. Произошло это на станции Глубокой Ростовской области. Там мы остановились на отдых.
По всем приметам противника рядом не было. Но на рассвете вдруг нагрянула какая-то гитлеровская часть, с ходу смяла наше охранение. Минометы оказались не подготовленными к действию. Да и как вести огонь из них, если враг совсем рядом — в огородах, за домами и дощатыми заборами у дорог.
Дважды мы поднимались в атаку, но огонь противника был настолько сильным, что комбат, оберегая людей, оба раза приказывал залечь. Особенно прижимал нас к земле вражеский пулемет, установленный за углом дома, на перекрестке улиц. Тогда командир нашей батареи старший лейтенант Куперштейн подозвал меня и приказал уничтожить огневую точку противника.
—                                           Нужно подползти к пулемету скрытно огородами и забросать его ручными гранатами,— объяснил комбат.— Задача ясна?
—                                             Ясна, товарищ старший лейтенант. Разрешите выполнять? — ответил я.
—                                            Выполняйте.
Пулемет, расположенный перед нами, продолжал строчить, изрыгая огонь и смерть. Следовало действовать решительно. В бою медлить нельзя.
Я по-пластунски отполз немного назад, чтобы подобраться к вражескому пулеметчику с фланга. За поясом у меня были две ручные гранаты, и время от мени я проверял, не потерял ли их.
Чтобы точно метнуть гранаты, следовало подобраться к огневой точке как можно ближе. Как ни крути, необходимо было перебежать улицу, которая простреливалась врагом. Но выбирать и раздумывать не приходилось. Низко пригнувшись, я стремглав пересек улицу и добрался до придорожных тополей.
— Ну и сиганул ты через дорогу, почище братьев Знаменских пробежал,— подсмеивались потом надо мной
товарищи.
Едва спрятался за первым стволом, раздалась автоматная очередь. Несколько пуль впились в ствол, одна ударила в землю у самых ног, другая вжикнула возле уха.
Я на несколько мгновений замер, сердце отчаянно колотилось — то ли от быстрого бега, то ли от волнения. Но не думал ни о чем на свете, кроме вражеской огневой точки, которую необходимо уничтожить.
Наши бойцы, увидев, что я нахожусь под обстрелом вражеских автоматчиков, усилили огонь по дому, где засели враги, отвлекая огонь на себя. Это им удалось на какое-то время.


Заместителем командира  Политработник Должно быть, восьмой Надо было  10 декабря Выбрав момент Попала как-то к нам  Тысячи советских людей Вот на что способны  Слезы народные 

Реклама на сайте:

 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
  Должно быть, восьмой  
  Не менее тяжелые бои