Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Засыпали бомбами

—                                        То-то и оно. Засыпали бомбами наши села и города, стирали их с лица земли. Тяжко нам пришлось, однако выстояли. И столицу защитили. А потом как двинули гитлеровцам под Москвой под дых — аж пятки у них засверкали...
Носыров был тяжело ранен во время боев под Москвой, после чего попал в сибирский госпиталь. Однако говорить о своем пребывании в тылу он не любил, предпочитал вспоминать боевые эпизоды, учить нас, еще только вступивших во фронтовую семью, уму-разуму. И действительно научил многому! Как побеждать стужу, как бороться со сном, когда спать нельзя, когда надо быть особо бдительным,— все это мы переняли у
него.
Общительный Николай Федорович очень тепло относился ко мне. У нас, несмотря на большую разницу в возрасте, сложилась настоящая фронтовая дружба. А дружбы крепче солдатской не бывает. «За други своя живот положища»,— недаром говорит старинная русская пословица.
Когда выкраивались короткие минуты затишья, Носыров, бывало, присядет подле меня в окопе и расспрашивает о родителях, о родном аиле, о восточных республиках страны. Знал он о них только понаслышке, бывать ему там не доводилось. Я рассказывал ему о казахах, киргизах, туркменах, узбеках, таджиках, населяющих этот огромный край, об их истории, нравах, обычаях.
Как-то Носыров поведал о себе. Он родился в 1907 году в семье железнодорожника, на одной из станций Амурской железной дороги. Отец его вел революционную работу среди станционных рабочих, за что был расстрелян в 1918 году колчаковскими карателями. Через Два года, в 1920 году, умерла от голода мать. Рано ему пришлось начать зарабатывать себе на хлеб, потому и учиться не довелось.
С Николаем Федоровичем мы служили вместе с октября 1942 года по февраль 1945-го. Последний кусок хлеба, последнюю ложку фронтовой каши делили пополам. Говорили даже, что если погибнем в одном бою, то пусть нас похоронят в одной могиле.
Но жизнь распорядилась иначе. 14 февраля 1945 го-Да, когда смертельно раненный фашистский зверь уже
издыхал, а до Берлина нашим войскам оставалось пройти каких-то 60 километров, судьба нас развела...
25-летие Великой Октябрьской социалистической революции встретили в окопах. Очень хотелось знать, как отмечает праздник столица. «В Москве, наверно, военный парад,— говорили мы между собой.'— Иначе и быть не может».


И как тысячи других  Я понимал Но делаю  Начав вечером Началась фронтовая жизнь Заместителем командира  Политработник Должно быть, восьмой Надо было  10 декабря 

Реклама на сайте: