Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Я помню

Я помню, как в первый раз я увидел Кавказ, Эльбрус, табуны, однако ярче всего остался в памяти кинжал, который свесился через край лавки, а на лавке спал старик. Кинжал свесился у старика словно туфля, как сигарета через край губы. Так шляпы, сдвинутые на затылок, кони в золотых седлах, запросто привязанные к забору,— все действовало вспышками, а когда заблистала арена, когда шляпы были щегольски надеты и кони замундштучены,
это казалось уже не столь ослепительно. Поймите меня правильно, как имел обыкновение говорить наш Томас.
«Мне приходилось в самом деле стрелять медведей и охотиться на китов,— рассказывал о себе создатель Шерлока Холмса Конан Дойль,— но все это не шло ни в какое сравнение с тем, как я пережил это впервые, еще в детстве, с Майн Ридом в руках».
За Майн Рида, которого все когда-то держали в руках, пришлось поплатиться, когда после Техаса наш Томас предложил перейти от наглядных к практическим урокам ковбойства.
Лассо летит, и, как все мы читали, конь тоже летит. Поэтому, преследуя бычка, пустил я веревку и сам, привстав на стременах, устремился за петлей, чтобы — лететь. Вместо полета получилась сильная встряска, и я удержался в седле, только уцепившись рукой за высокую переднюю луку ковбойского седла. «Знали они, о чем писали?» — прошипел я про себя, поминая Конан Дойля с Майн Ридом и потирая синяк от рогатой луки, ударившей в поддых.
Как только взвилось лассо, конь не летит, он останавливается будто вкопанный, готовясь принять на себя рывок заарканенного животного. А ковбой тем временем прыгает с седла и устремляется к быку.
—                                            Прыгай! — кричал Томас и сам прыгал с небольшой гнеденькой кобылки, которую у соседа позаимствовал на этот случай (а своего Доброго Гарри он отдал мне).
—                                             Хватай! — командовал   ковбой,   стараясь   коленом прижать рогатую голову к земле.— Тяни, чтоб тебя!
Вокруг нас жалобно мычали коровы, решив, видимо, что годовалому бычку, попавшему к нам в петлю, пришел конец. Нет, Томас хотел только показать, как это делается, то, что мы видели на родео и что называется вали-быка.
Все эти вали-быка, отгони-телка помогают ковбою и коню управляться со стадом, когда нужно разбить телят и коров, поймать бычка и тавро поставить. Какой он, в самом деле, конник! Конь — инструмент. Отсечь, например, от всего стада одну скотину конь выучен сам, без Указаний повода и шпор. Повод нужно бросить и спокойно сидеть в седле, успевая за неожиданными движениями л°шади, а она винтом крутится, подставляя рогам оскаленную морду.
Томас с таким фанатическим воодушевлением обращал
меня в свою веру, так азартно старался преподать основы ковбойской науки, что пар валил от нас, от быков и от лошадей. Даже Добрый Гарри дымился.

Дед приехал в Америку Секретарь рассказывал Тому, кто имел дело с лошадьми Не всякий ковбой Этого мы и не думали Но гвоздь ковбойства Прежде чем участвовать в состязаниях Тройка Валентин Михайлович  Но тут на нашем пути обнаружилось препятствие 

Реклама на сайте: