Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Но дрогнуло в нем сердце

Еще бы: «король» царил на призовом трэке, и по праву. Но дрогнуло в нем сердце спортсмена, когда ставкой сделались интересы торговца. Победа Крепыша означала бы резкое снижение цен на рысаков из-за океана. И великий мастер заставил великую лошадь проиграть. Но никто не забыл той секунды, которую проиграл Крепыш, никто не забыл тех минут, когда перед трибунами вели иио-породного победителя, и публика — вся Москва — стояла в молчанье: победителя не приветствовали. Никто ничего не забыл, в том числе и главный виновник поражения, только он постарался похоронить неприятную память. Но есть ведь еще и другие люди, хранители воспОхМинаний: исполнители исторического возмездия.
Джопи искренне помрачнел.
—                                                Как же вы меня отыскали? — горько  усмехнулся он.— И кто же это так хорошо знает историю моей семьи?
—                                                Есть у нас там один такой, он вам изложит даже родословную того коня, которого Калигула приводил заседать в сенат.
—                                             Подумать только,— вздохнул последний Кейтон.—-Меня достала рука Москвы!
...Наш друг Томас заразил всю округу ковбойством. Конторский клерк, живший от нас через дорогу, возвращался с работы из города, выходил на задворки и начинал посвистывать. Минуты через две раздавался в ответ фырк, топот — с дальнего конца поля бежала гнеденькая кобылка, та самая, которую Томас одолжил на время наших уроков ковбойства. Хозяин ждал ее с куском сахара и с тяжелым, как сундук, ковбойским седлом на плече, купленном в складчину с еще одним соседом. Конником клерк заделался недавно, он продолжал учиться у Томаса ковбойской науке, а когда тут же поселились мы, он стал бывать еще чаще — в расчете на бесплатную ветеринарную помощь.
—                                               Доктор, она хромает! — раздавалось у нашего окна вечером, часов в семь, когда мы уже успевали задать корм нашим лошадям, а клерк только возвращался из города и собирался сесть в седло.
—                                              Ничего   подобного,— устроившись   у   телевизора, даже головы к окну не поворачивал доктор.
Доктор успел здесь показать, насколько понимает он в лошадях, и всадник, успокоенный, сразу пропадал за окном. Впрочем, однажды сосед сделался настойчивее.
¦— Доктор, доктор, по-моему, она жереба! Я теперь вспоминаю, что Томас выпустил ее как-то вместе со своим жеребцом и... и...
—                                              Могу произвести ректальный анализ,— между двумя  выстрелами  с  экрана   прозвучало   из   полутемной комнаты.
—                                                Нет, что вы, доктор! Зачем же так серьезно? Вы просто посмотрите.

Тройка Валентин Михайлович  Но тут на нашем пути обнаружилось препятствие Вы понесете всю меру исторической ответственности И он еще раз протянул нам пожелтевшую фотографию Прошу вас Он смотрит в бинокль Я спросил у доктора Светило солнце И сидит черт знает на чем 

Реклама на сайте: