Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Он смотрит в бинокль

Он смотрит в бинокль. Говорит в рупор. Шелестит лоцией. Может быть, мальчик просто играет в кораблики? Но... Но ведь мы в самом деле плывем! Простите, по-морскому надо говорить — идем.
Если я поднимался на мостик к девяти, штурман Филиппок как раз в это время проверял по первым, только что выступавшим, звездам паше положение в океане. Тогда он выглядел особенно маленьким: на ветру, на открытой площадке, среди косматых валов худенькая фигурка с ушами, оттопыренными великоватой фуражкой, ловит мерцающую огромную звезду какой-то помесью подзорной трубы, циркуля и линейки и обращается ко мне:
— Хочете Венеру посмотреть?
«О,— думал я в ответ,— как монументально пошел бы я ко дну, если бы мне поручили вести дело подобного размера...»
Я спросил у капитана, что же это, какой-то младенец, да еще по ночам, руководит кораблем? «Папа» ответил:
«Штурман. Давно плавает». Давно? Наверное, в его морской стаж входят и мокрые пеленки.
Наконец, Фред. В нем, кроме детства, было еще чисто американское соединение ребячливости и деловитости, которая, впрочем, у взрослых американцев так и сочетается с детскостью. Порода сказывается, как говорил Толстой, любивший эту поговорку из конюшенного обихода. Двести лет — и вся история! «Американские мужчины-мальчики»,— сказал Хемингуэй. «Американцы, даже когда они седы и лысы и жуют вставными зубами, производят впечатление подростков»,— писал по свежему впечатлению Горький. А вот дети у них, напротив, очень солидны. Одна девочка, когда мы показывали тройку в пшоле, задала нам вопрос: «В нашем обществе положение человека определяется деньгами, а у вас чем?»
Фред, сын строителя-монтажника, учился в восьмом классе. Кроме того, он, как и его сверстники, подрабатывал — на ферме у Томаса. Скопил денег, купил телку. Телка сама по себе была ему ни к чему. Просто денег хватило на телку. Повез телку на ярмарку, показал, продал. Еще заработал денег и — купил лошадь. Вы скажете: «Чичиков!» Какой же Чичиков, когда он под шляпой, в седле и с лассо в руках — Фенимор Купер! Гарри Купер! Именно так и смотрели на него местные девчонки. Только он па них не смотрел. Я спросил у Фреда, что же это он все с нами да с лошадьми...
— А, эти пташки,— просто отозвался он.—Времени, знаете, совершенно на них не хватает. Впрочем, сегодня у нас в ковбойском клубе танцы. Хочете пойти?

Но тут на нашем пути обнаружилось препятствие Вы понесете всю меру исторической ответственности И он еще раз протянул нам пожелтевшую фотографию Но дрогнуло в нем сердце  Прошу вас Я спросил у доктора Светило солнце И сидит черт знает на чем В это время  Скоро я убедился 

Реклама на сайте: