Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Остались только вороные

Остались только вороные. Один Валерий. Один и никого, как предсказывал саратовец. По сравнению с пророчеством разница заключалась в том, что к фаворитам-вороным подбирались аутсайдеры-рыжие.
Но как, в самом деле, можно объехать резвых соперников? Это называется «съесть ездой» — тактикой.
Сергей Васильевич «управлял» наездником-земляком, земляк — коренником. Мы неслись что было сил, так, словно дело происходило уже на финише. Нет, дорога была еще длинная, как выражаются конники. Но мы намеренно делали бросок не вовремя.
Рыжие захватили вороных. Стараясь попасть в такт со стариком Кольцовым, я тоже качал вожжой, высылая свою пристяжную. Вовсю пыхтел наш коренник.
Валерий бросил на нас косой взгляд и опять слегка улыбнулся, крутанул головой: «Во дают!» Что было ему беспокоиться, когда у него — вожжи в руках, класс и резвость в запасе.
С противоположной от трибуны стороны, как всегда, стояла своя, особая публика, и раздались крики:
—                                              Эй, на рыжих, столбом не ошибись!
Дескать, ехали мы так, будто дистанция уже заканчивалась.
Входя в последний поворот, при выходе на прямую, мы с вороными сравнялись. Было видно, как хорошо и свежо идут они, вороные, эта отлаженная самим же Сергеем Васильевичем живая машина. Пристяжки их вытянулись в струну, коренник влег в хомут, Валерий приподнимал вожжи, готовясь сделать последний посыл.
В самом повороте Сергей Василеьвич вдруг дернул вожжу на себя. Его пристяжка соответственно начала крениться в сторону, на вороных. Оглушительный вопль вырвался сразу из трех грудей — Валерия и его испытанных пассажиров.
—                                              Батя, что делаешь?! — воззвал Валерий.
Что в самом деле старик вытворяет? Это называется «проехать по ногам». Прямо под копыта вороных лезли наши рыжие. Вороные забеспокоились. Их правая пристяжка подалась в сторону коренника, коренник начал стричь ушами, меняясь ходом.
—                                               Опомнись, батя! — взмолился Валерий.

И сидит черт знает на чем В это время  Скоро я убедился Сергей Васильевич  Мы заканчивали первый круг Вырвав у меня вожжу И не успел саратовец оглянуться Кольцова Шляпа и шпоры  После этого скульптору 

Реклама на сайте: