Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Прежде чем участвовать в состязаниях

Прежде чем участвовать в состязаниях, всадник делает взнос, и не обидно потерять свои деньги в результате борьбы, но четырехногий Билли Козел не оставлял претендентам и этого удовлетворения. Конь мгновенно разделывался с ними, как бы говоря: «Плакали ваши денежки!» Абсолютного чемпиона по ковбойской езде Билли Кид выкинул из седла на наших глазах с такой скоростью, что никто не успел разглядеть, как, собственно, это случилось. Но вообще техника этого матерого преступника была такова. Толкаясь сразу всеми четырьмя ногами, он прыгал высоко вверх. Это и называется «козел», по само по себе еще не так страшно, если наготове быть. Зато там, наверху, в высшей точке «козла», Билли Кид умудрялся кинуть задними ногами еще раз — винтом. И тут уж удержаться в седле невозможно просто по законам природы.
За один сезон неистовый Билли поставил рекорд: из тридцати всадников на нем не могли усидеть двадцать девять. Одного, наверное, буланый потрошитель просто пожалел.
—                                                 Билли Кид! Билли Кид! — только и твердил, находясь под впечатлением, Томас.
Потом он восторженно обратился ко мне:
—                                              А ты хотел бы попробовать такую езду?
А я хотел его спросить, что же это он, ратуя за натуральность и прославляя полудикую свою Дакоту, все же перебрался на промышленный Запад.
Нетрудно представить себе чувства русского человека, который впервые попал в Америку, едет по американским Дорогам (наша тройка продолжала турне), пересекает мо-
сты, которыми так гордятся американцы, и вдруг узнает, что мосты эти построены его соотечественником — инженером Бахметьевым. Попадая в Америку, всякий, должно быть, чувствует себя Колумбом. Каждому хочется заново, по крайней мере для себя, открыть Америку. Многое, действительно, открывается, но в переносном смысле: убеждаешься в том, что давно известно. А тут вдруг в Америке открылась Россия, существующая там столько же, сколько существует сама Америка, и раскинувшаяся, как и полагается России, от края и до края, от моря и до моря — от Аляски до Флориды.
Об этой России известно мало. У меня в ушах так и звучит вопрос Томаса: «Знаешь, сколько у пас в Северной Дакоте старинных русских сел?» Не знаю. А этот ковбой, потомок американских пионеров, почитает русских крестьян-переселенцев в числе создателей Америки.

Тому, кто имел дело с лошадьми Не всякий ковбой Этого мы и не думали Я помню Но гвоздь ковбойства Тройка Валентин Михайлович  Но тут на нашем пути обнаружилось препятствие Вы понесете всю меру исторической ответственности И он еще раз протянул нам пожелтевшую фотографию 

Реклама на сайте: