Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Вы понесете всю меру исторической ответственности

 «Вы понесете всю меру исторической ответственности,— писал в письме к нам Валентин Михайлович,— если не узнаете у Джони, что слышал он от отца».
И вот перед нами он, вылитый Кейтои,— это я знал по старым спортивным журналам. Это мой дед, старый воздухоплаватель, мечтавший видеть меня авиатором и возивший меня то и дело на аэродром, который по старой памяти граничил с ипподромом, и потому я, привыкший к самолетам, смотрел через забор па чудо — на лошадей, это дед, желая не очень ему удавшиеся практические уро^ ки летного дела подкрепить наглядными теоретическими беседами, давал мне рассматривать старые спортивные журналы. Как не имелось в дедово время специальных аэродромов, так и журналов авиационных не было (дед стал издавать первый воздухоплавательный журнал), и если возле конюшен тогда ютились самолеты, то «Вестник русского конного спорта» предоставлял свои страницы для отчетов о первых попытках летать. Возил меня дед на аэродром, я смотрел через забор — на ипподром, на беговое поле. Он показывал мне старые журналы ради самолетов, похожих на книжные полки, теснившиеся у деда вокруг письменного стола, я же смотрел на картинки с лошадьми. Особенно часто попадались серый Крепыш ¦% Кейтон — в перчатках и очках, похожий на пилота. И буД^ то я сам был в той толпе и, поднимаясь на цыпочках, старался увидеть злополучный финиш... О, я знал Крепыша! И мне знакомо было лицо Вильяма Кейтона, а потому я сразу узнал его живую копию — Джони, когда они привезли его на другой день. И прямо с порога .конюшни Кейтон-«принц», сын «короля езды», спросил:
—                                              Как там Гриша?
А. ему и вопросов не пришлось задавать. Сам достал из кармана желтую фотографию. И ее я знал: видел в дедовых журналах множество раз. Только это была она сама, оригинал — отсвет великой битвы былых времен.
—                                             Отец мне всегда говорил,— ответил американец как бы сразу через Атлантику всем тем, кто ждал его отве-та,— что он вел борьбу до конца.
Не стану занимать вашего внимания деталями, да я и сам не в силах постичь был всех призовых тонкостей !. Главное — было видеть, как он отвечал, как рассказывал, он, потомственный хранитель наездничьей традиции, что вела со Скакового поля до Колорадо-Спрингс через Атлантику.
Автолюбители тоже не особенно вслушивались в специальные разъяснения — что им бега! — они слушали сердцем, они понимали по-своему, что хотел сказать этот американский наездник, увидевший свет на ипподроме в Москве.
—                                           Отец,— повторил Джони с твердостью в словах и во взоре,— всегда говорил мне, что вел борьбу до конца.

Но гвоздь ковбойства Прежде чем участвовать в состязаниях Тройка Валентин Михайлович  Но тут на нашем пути обнаружилось препятствие И он еще раз протянул нам пожелтевшую фотографию Но дрогнуло в нем сердце  Прошу вас Он смотрит в бинокль Я спросил у доктора 

Реклама на сайте: