Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Идите

—                                            Идите. Желаю удачи,— напутствовал майор.
Командир батальона явно нервничал, его что-то беспокоило. В подобных случаях вдаваться в расспросы не стоит.
Прошло несколько минут. Я представил себе, как люди на берегу готовятся к переправе, и тоже начал
волноваться.
Примерно через полчаса Евсеев, я, ординарец комбата и телефонист вышли из штаба и направились к реке, на КНП. Признаюсь честно: в душу мою постепенно закрадывался страх. Дело в том, что плавать я совсем не умел, Жил на Иссык-Куле, да вот поди ж ты!,..
Неподалеку от берегового обрыва была больше чем
метровой высоты стена, сложенная из булыжника и кирпичей,— остатки одной из построек находившейся, тут когда-то усадьбы. Теперь здесь был оборудован. КНП. Враг время от времени пускал осветительные ракеты. Делал он это с немецкой методичностью. Ракета зависала как раз над серединой реки, и тогда нам хорошо был виден и наш, и противоположный берег. Я подумал с беспокойством, что при свете ракет гитлеровцы смогут обнаружить переправляющихся бойцов.
Точно в условленное время бойцы благополучно спустили плавсредства на воду, бесшумно отчалили от нашего берега. В это время гитлеровцы, словно по команде, перестали пускать ракеты, и река погрузилась в темноту. Разглядеть на ней что-либо стало невозможно.

Командир батальона, укутавшись в плащ-палатку, то и дело посвечивал портативным фонариком на циферблат своих часов. Чувствовалось, что он сильно волнуется.
Раздалось жужжание зуммера полевого телефона. Майор Евсеев взял трубку, доложил обстановку. Судя по разговору, он объяснялся с командиром полка.
— Да, уже должны достичь берега... Ракет почти нет... Хорошо, постараемся.
В это мгновение враг, похоже, что-то заметил. Осветительные ракеты начали взвиваться друг за другом, по реке ударили пушки и минометы. Река взбугрилась, недовольно заплескалась, заволновалась.
Обстрел реки длился, однако, недолго. Вскоре враг перенес огонь на наш берег.
«Ну это еще куда ни шло! — подумал я.— Здесь есть где укрыться: окопы, траншеи. Лишь бы у ребят на том берегу все было благополучно».
В это время послышались выстрелы из винтовок и автоматов, и вскоре над сонной рекой прокатилось раскатистое «ура!». Значит, наши добрались до вражеских траншей. Раздались и ответные выстрелы. Завязался бой. Как он развивается, мы, конечно, не знали и очень волновались за его исход.
Прошел примерно час с того момента, когда началось форсирование реки. Снова зажужжал зуммер, и телефонист, подняв трубку, передал ее командиру батальона.


Затем Евсеев перешел к вопросу Прошло несколько дней  По коридору После их ухода  На воду Третья сестра  На середине реки  Меня радовал настрой солдат Пылали хуторские избы Пока держимся 

Реклама на сайте:

 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
  Все четыре