Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Миновал

Миновал трудный и беспокойный апрель 1944 года, наступил май, а 266-я дивизия все еще находилась на пуркаровском плацдарме. Правда, мы его значительно расширили, укрепили и теперь крепко держали в своих руках.
Противник, видимо, смирился с тем, что с плацдарма нас не вышибить, и бои приняли, как говорилось тогда в сводках, местное значение. Однако обе стороны продолжали зорко наблюдать друг за другом.
В середине мая нашу 266-ю дивизию отвели в тыл на доукомплектование. Ночью снова переправились через Днестр, но на этот раз по отличному понтонному мосту. Двигались без привала, пока не оказались в глубокой седловине, густо поросшей акацией. Выстрелы и взрывы сюда не доносились. Вокруг стояла такая тишина, что стало казаться странным, что где-то есть фронт, идут сражения и круглые сутки ухают мины, гремят взрывы, строчат пулеметы и автоматы.
Впрочем, это был, конечно, не такой уж глубокий тыл. Последовала команда приступить к рытью окопов, возведению блиндажей. Зато потом — впервые за многс дней — удалось выспаться всласть, расстегнув ремни и сняв сапоги.
Потянулись вполне мирные дни. Два раза в день
получали горячую пищу. Зимнюю форму сменили на летнюю. Попарились в полевой баньке, смыв с себя пу* довую грязь и усталость.
А потом в моей жизни произошло еще одно памятное событие.
В числе других я был вызван в штаб полка. Там из всех батальонов собралось человек сто, если не больше. Нас построили перед штабом полка в две шеренги. Раз* далась команда:
— Смирно! Равнение на середину!
Из штаба полка вышла большая группа офицеров. Среди них был и командир дивизии полковник Фоми-ченко. Несколько офицеров несли папки, маленькие чемоданчики. Командир полка подполковник Мухаметдинов строевым шагом вышел навстречу командиру дивизии и отдал ему рапорт. Приняв рапорт, полковник Фомичен-ко поздоровался с нами, затем коротко рассказал о боях, в которых участвовал наш полк, поздравил с победами и сказал, что некоторые бойцы и офицеры за проявленные героизм и мужество удостоены государственных наград.
Началось вручение.
Через какое-то время до моего слуха донеслись слова командира дивизии:
—                                          Лейтенант Усенбеков!
Вышел из строя, подошел к полковнику Фомиченко
и доложил:
—                                          Младший лейтенант Усенбеков!


За мной Брошенные гранаты  Во время  Плечи Михаила  Лицо комбата  Лейтенант Усенбеков После доклада  Москва 21 августа  Действия нашей дивизии  

Реклама на сайте:

 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
  Москва