Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

По данным разведки

—                                           По данным разведки, именно в этом месте река наиболее удобна для форсирования,— пояснил Алексеев, обращаясь к нам, командирам и политработникам батальона.— Берег порос деревьями и кустарником, маскироваться удобно.
Алексеев провел карандашом от прибрежных зарослей через реку тонкую линию.
—                                         А теперь,— продолжил он,— посмотрите на противоположную сторону реки. Там берег пологий, во всяком случае, не такой крутой, как на соседних участках, и тоже весь заросший. Далее идет открытое как стол пространство. Приблизительно через два километра — вторая линия обороны. Боевая задача: скрытно и быстро переправиться через реку, одним ударом овладеть первой линией обороны противника.
Ответив на несколько вопросов, Алексеев пригласил нас на рекогносцировку. Он поднялся и пошел к выходу, все направились за ним.
Комбат повел нас туда, откуда хорошо просматривался район будущей переправы. Чувствовалось, что ои не один раз бывал здесь, потому что отлично знал маленькую, еле заметную тропочку, все ее прихотливые извивы.
Когда мы вышли к нужной точке, Алексеев показал нам участок, где будет осуществляться переправа, и потребовал хорошенько запомнить ориентиры, подчеркнул их особенности, поскольку ночью все будет выглядеть совсем иначе, чем днем.
Было решено вывести роты на исходные позиции еще засветло и в любой момент быть готовым к форсированию реки.
Вода поднялась высоко, но возле кромки берега было очень мелко, так что мы не могли воспользоваться своими переправочными средствами — они бы сели на дно. До основного русла предстояло идти вброд.
Спустилась мягкая теплая ночь. Все мы затихли в нетерпеливом ожидании предстоящих событий. И вот наконец — команда «Вперед!» Подхватив лодки и плоты, мы дружно вошли в темную воду. Сначала она была по колено, затем поднялась до пояса.
Каждый взвод шел по собственным, намеченным еще днем ориентирам — благо их время от времени с немецкой педантичностью освещали вражеские ракеты.
Впереди продвигались бойцы-разведчики. Они оповещали нас об изменении глубины. У каждого в руках — длинный шест.
Изредка фашисты стреляли, но наугад, для острастки.
Шаг за шагом мы продвигались по мелководью к основному руслу реки, где предстояло сесть на плавсредства. Я тоже толкал перед собой небольшой плотик, связанный из мелких бревен. На воде эти бревнышки ходили словно живые, какая-то неуемная сила пыталась растащить, разбросать их по реке, но плот был связан на совесть.


Меня радовал настрой солдат Пылали хуторские избы Пока держимся Наше появление Все четыре  За мной Брошенные гранаты  Во время  Плечи Михаила  Лицо комбата  

Реклама на сайте: