Мистическая чушь или ... Гибкое толкование Знаки, стихии и кресты
 
 

Третья сестра

— Слушаю! Да, обе сестры на том берегу. (Я знал,
что так закодированы наши роты.— К. У.)- Третья сестра пока здесь, товарищ Первый...
Затем майор Евсеев внимательно выслушал какой-то приказ, отданный на том конце провода командиром полка. Но едва он успел произнести «Есть!» и поднялся во весь рост, как позади нас ухнул взрыв. Это взорвалась тяжелая мина. Земля вздрогнула. Майор вскрикнул и упал.
Когда мы с ординарцем кинулись к нему и посветили фонариком, то увидели, что в грудь комбата вонзился большой осколок мины.
Неподалеку от нас находился батальонный медицинский пункт. Вслед за третьей ротой он должен был переправиться на другой берег реки.
Ординарец побежал за санитарами. Через пять минут они появились с носилками.
Евсеев истекал кровью. Говорить он не мог, дышал тяжело и прерывисто, с какими-то всхлипами. Он даже не сумел передать нам приказ командира полка.
Комбата унесли санитары. Я находился в полной растерянности. Мне довелось всего три месяца прослужить вместе с комбатом. Но за это небольшое время мы с ним сумели так сработаться, что с полуслова понимали друг друга.
Даниил Дмитриевич Евсеев родился и вырос в Западной Сибири. С 1927 года служил в рядах РККА. Затем окончил Киевское военное училище. За год до Великой Отечественной войны, в 1940 году, ушел в запас по состоянию здоровья. Однако с первых же дней войны снова надел военную форму и вернулся в строй. Тяжелое ранение майора острой болью отозвалось в моем сердце. Хотелось верить, что он выживет. Но этим надеждам не суждено было сбыться. Комбат скончался по дороге в медсанбат. Об этом узнал я позже и, забившись в уголок, плакал, словно мальчишка. Но вернусь к событиям той памятной ночи. Получилось так, что вслед за санитарами, которые унесли смертельно раненного Евсеева, ушел и его ординарец, и мы с телефонистом остались одни. Ситуация достаточно сложная: с нами на берегу рота солдат — «третья сестра», а на том берегу реки все сильнее разгорался бой. Оттуда доносились разрывы снарядов, пулеметные очереди и протяжный, рвущий душу вой мин. «Возможно, Мироничев и Культюгин уже ждут нас,—
размышлял я лихорадочно.— Что же делать? У меня ведь нет никакого опыта для подобных случаев...»
В эту минуту, на мое счастье, заверещал телефон. Связист протянул мне трубку.
Голос спросил:
—                                            Кто у телефона?
Это был командир полка подполковник Мухаметди-нов. Голос у него был суровый, с повелительными ж./г-ками.
—                                             Младший лейтенант Усенбеков,— ответил я.


Прошло несколько дней  По коридору После их ухода  На воду Идите На середине реки  Меня радовал настрой солдат Пылали хуторские избы Пока держимся Наше появление 

Реклама на сайте: